Узнай лицо

Мих Гольдберг| опубликовано в номере №192, июнь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Мы, беспартийные ученики ФЗУ, в ответ на победу рабочих нашею завода, выполнивших пятилетку в два с половиной года, решили вступить в комсомол. Мы считаем, что в настоящее время ни один фабзавучник не может оставаться вне комсомола. Мы зовем последовать нашему примеру всех ребят.

Фредкина. Кияшов, Кириллиц, Зехов. Скудина, Кузнецова, Голикова».

Заявления были оглашены на летучем митинге в школе в тот день, когда по заводу разнеслась радостная весть о досрочном выполнении плана.

В апреле 247 фабзайцев вошли в комсомол. Массовое вступление шло одновременно с реконструкцией всей работы ячейки. Впервые организованные цеховые ячейки объединили комсомольцев и беспартийных смежных групп. Новичок проходит цеховое бюро, цеховое собрание и, наконец, ячейковое бюро, совмещающее в себе в порядке «личной унии» и бюро, и районную тройку. Если сейчас райком не задержит с выдачей билетов - оформление человека в комсомоле закончено. Но в Замоскворецком райкоме сидит техсекретарь тов. Титова, имеющая обыкновение терять каждый раз 5 - 10 анкет. И вот появляется категория так называемых «потерянных комсомольцев». Они ходят в ячейку, спрашивают о билетах, недоумевают, злятся и порой выходят из организации, едва сделав первый шаг к комсомолу.

Огульный, оптовый подход к людям, о котором говорил на IX съезде тов. Каганович и который все еще имеет место в целом ряде комсомольских ячеек, - вот рогатки на пути к превращению комсомола в многомиллионную организацию.

Прощаева, секретарь цех’ячейки № 1, прибегает в кабинет заведующего школой и просит помочь ей... вовлечь ребят в комсомол. Ей не под силу выполнить директиву бюро. Ребята не слушают, когда она предлагает записываться в комсомол, смеются, разбегаются. «А ну их к черту, - решает Прощаева, - все равно ничего не выйдет». Но Прощаева не знает социального лица своих групп. Она не может сказать что-либо конкретное ни об одном фабзайце.

Комсомолец из группы 011 Яша Лифшиц знает своих беспартийных товарищей. Он написал отчет о том, как работал по росту, как вовлек в комсомол Шурку Конькове и Женьку Трифонова: «На последнем уроке спрашиваю Шурку, где у него родители» - «А что?» - «Да так, просто». - «Что отец - отец у меня был рабочий, сейчас инвалид и состоит в деревне в колхозе». - «А в 17 году кем он был?» - «В 1917 году отец был на гражданской войне в качестве красного командира». Тут же вплотную задаю вопрос: «Ну как же ты не знаешь, что комсомольская организация - организация рабочее молодежи, защищающая ее интересы?». - «Знаю». – «А раз знаешь, то дело комсомола - это твое дело. Родители твои рабочие и сам ты рабочий. Почему ты не идешь в свою рабочую организацию, где ты научишься на деле строить социализм, о котором так много говорят?» Слышу ответ: «Да ну тебя, Яшка ты все об этом, но ведь у нас есть такие ребята, которые, ну, не по-комсомольски ведут себя, играют в карты, катаются на буферах, да и потом я тоже этим грешным делом занимаюсь и будет трудно отвыкнуть. Да и потом общественной работой нагрузят, а в футбол захочется поиграть - иди на собрание». Начинаю доказывать: «Вот ты говоришь, что комсомольцы себя плохо ведут. Таких комсомольцев надо крыть и исправлять. Ведь они недавно вступили в комсомол. Насчет того, что ты политически слаб, так это неважно Всякий комсомолец получает политическую закалку, работая в самом комсомоле. Тебе только надо понять, зачем ты идешь в комсомол». «Это все так. а вот почему активисты у нас только трепачи, а дела никакого? Взять хотя бы Рудельсона - ведь ни черта не делает, а считается активистом». Об'ясняю, что Рудельсон не пример, что его комсомольским активистом и вожаком считать нельзя, потому что он действительно трепач и ни черта не делает. К концу занятий спрашиваю: «Ну как надумали?» Слышу Шуркин ответ: «Давай анкету». Женька кобенится: - »Пусть Иссикошка вступит, тогда и я вступлю''. Опять об'ясняю, что так нельзя, и Женька тоже заполняет анкету»...

Но лицо товарища по-настоящему узнается только в делах. Пусть Шурка Коньков покажет себя теперь в борьбе за снижение месячной себестоимости фабзайца, превышающей на 13 рублей плановую цифру. Пусть Женька Трифонов поработает и группе рабочего снабжения.

Нехватает инструмента? Расходуется лишний материал? Высока себестоимость продукции? Плохо увязан учебный план с производством?

Для комсомольцев ФЗУ «Мосэлектрика» - это не только узкие места, которые нужно преодолеть в минимальные сроки. Это - поле битвы, на которое выступит пришедшее сегодня в комсомол пополнение, выступит вся школа желающая получить имя «ударной комсомольской»,

Проверять, закалять людей на практическом революционном деле, - об этом всегда напоминает шестидесятитрехлетний Василий Яковлевич Шушпанников, производственный инструктор, один из героев «Мосэлектрика», награжденные орденом Трудового красного знамени. Баррикадный боец - большевистский боевик Шушпанников, вынесший на костлявых плечах все развитие русского промышленного капитала, хочет передать фабзайцам не только свое замечательное мастерство старого слесаря. Он хочет научить идущую смену уменью видеть, понимать и ценить каждого товарища, хорошенечко знать его с ног до головы, помнить об его слабых и крепких сторонах. Это уменье вынес Шушпанников из революционного подполья.

Он, старик, завидует этой молодежи. Если бы он так учился! А ведь ему за шестьдесят три года жесточайшей эксплоатации, побоев, голода, тюрем, лишений не удалось даже толком научиться писать. Слесарному делу научил его слесарь Волынкин в городе Кирсанове - это был строгий человек, который раз десять в день хватал подручного Ваську за волосы и молчаливо обводил вокруг себя. Сейчас Василий Яковлевич обучает молодежь в слесарном цехе. Знают ли фабзайцы настоящую правду о прошлом? Могут ли охватить умом происшедшую гигантскую перемену? Все ли дружно идут в комсомол?,

- Это волнует Василия Яковлевича. Его крепкая сутуловатая фигура часто появляется в комнате комсомольской ячейки.

- Ну, сколько принял? - спрашивает он секретаря комсомола Бермана.

- Осталось сто пятьдесят человек, Василий Яковлевич. Мы уже почти можем считаться комсомольской ударной школой.

- Погоди, погоди, - строго говорит Шушпанников, - сначала докажи на факте...

Но Василий Яковлевич явно фальшивит. Ведь он, в сущности, нисколько не сомневается относительно оставшихся ста пятидесяти.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены