Три поколения

И Галкин| опубликовано в номере №36, август 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ленинград, фабрика «Красный Маяк»

Пройдут лишь месяцы - сто тысяч партбилетов Заменят Ленинский потерянный билет.

А. Безыменский.

БЕГУТ шипящие трансмиссии; их пробег заглушается неровными, хлесткими щелчками приводных ремней, к которым тянутся, точно черные хребты, ткацкие и прядильные станки, ватера - царство красной нитки.

Жизнь фабрики бьет ключом.

Мускулистые обнаженные руки работниц и рабочих тянутся к звену текстильного производства, бобинам и ровницам, обвившим себя гроссами ниток.

Сколько их!

Еще недавно здесь работало 2.500 рабочих, теперь около 5.000.

ТРИ поколения ленинцев - члены РКП, РЛКСМ и пионеры - сплотились в неразрывную единую фабричную ленинскую семью.

Вместе взятые из тысячной массы рабочих, они представляют крепкую опору возрождения и укрепления социалистической промышленности.

Остальные рабочие? - Они тоже еще неоформленные ленинцы - творцы общепролетарского дела, строители и созидатели своей по крови и мускулам страны.

Работа на «Красном Маяке» переплетается с учебой. В школу идут прямо от станка, с неразлучным «Спутником Ленинца».

Загляните на фабричный флигель - серенькое, неказистое здание, - и там по средам и субботам вы встретите усталых от работы и переутомленных от жары, но всегда жизнерадостных работниц и рабочих, с сияющим взглядом. Жить, творить хочется... Творить и созидать свою страну!

Их глаза впиваются в классную доску с написанными на ней бессмертны - мы строками того, кто вывел их на свет и кто научил их любить свободу. Все, все они - напрягают внимание к каждому слову, сказанному преподавателем.

А кто преподаватель - то! Да Сонька Вербина, из ткацкого. Раньше ей от мастера, еще, когда девчонкой была, покою не было. Хотел угасить вишневые глаза, но кукиш с маслом. Революция подошла. В 1924 году она кончает Зиновьевский... Теперь преподавателем.

Да, это одни, которые вступают на путь ленинской учебы. Другие, рядом - они уже перешагнули пороги первичных школ и в соседней комнате штудируют Бухарина, Зиновьева и еще много кого...

В КОМНАТЕ тесно, дышать нечем. Лучи солнца радостно скользят по взъерошенным головам комсомольцев. У всех на лицах деловое, сосредоточенное выражение. Еще бы. Ведь сегодня предстоит заслушать отчет бюро коллектива и переизбрать его.

Перевыборы бюро комсомольских ячеек в полном разгаре.

Вот ткацкая ячейка. Во главе ее стоит Варя Гальмина, 18 - ти летняя, еще совсем молодая, ткачиха, имеющая, однако, большой практический опыт в комсомольской работе.

- Как, тов. Гальмина, справляешься с порученным делом? Не легкая работа, ответственная.

- Раз мне поручено ответственное дело, то я должна его выполнить, - коротко отвечает она.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены