Танец

Борис Рябикин| опубликовано в номере №530, июнь 1949
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первой на поляну выбежала Клава и, широко взмахнув руками, упала на густую, ласковую траву.

- Ой, задохнулись! - опускались на колени рядом с ней смеющиеся, разрумяненные девушки. - Разве можно так?

- Можно, девчата, можно. Только так. Ведь радость какая!... Ты понимаешь это, Жмурки? - и Клава завертела, прижала к себе подругу.

То замиравший, то усиливающийся смех был похож на всплески воды. На маленькой поляне, утопая в по - весеннему свежей траве, девушки резвились и шалили, как малые дети.

- И вот через несколько лет воздвигают, скажем, обелиск с надписью: «Такого - то года, числа и месяца здесь отдыхали после всех экзаменов ученицы 10 - го класса».

- Постой, мы уже не ученицы!

- А ниже высечено: «Прохожий, обнажи голову»...

- Ха - ха - ха! Ну и выдумщица ты...

Девичьи голоса постепенно стали затихать. Клава лежала, заложив руки под голову, всматриваясь в ослепительно голубое небо. Оно казалось составленным из мельчайших мерцающих точек, и, наверное, поэтому больно было долго смотреть на него. Девушка закрыла глаза.

- О чём думаешь, Клава? - тихо спросила Шура, прозванная подругами Жмуркой.

Остальные девушки придвинулись на локтях поближе. Издалека доносились глуховатые удары.

- Мост кончают... О чём думаю? - Клава немного помолчала, сорвала травинку: - О пушке я думала, девчата.

- О пушке? - удивилась Оля, и веснушчатое лицо её так вытянулось, что исчезли ямочки на щеках; другие девушки тоже растерянно заморгали глазами.

- Да... Смотрела я на небо и вдруг подумала: что, если изобрести такую пушку, которая дождь может вызвать? Выстрелишь ею - и над колхозным полем ливень; повернёшь её - над огородами. Да, я не шучу! - глаза у девушки загорелись, она немного приподнялась. - Стрелять надо будет песком, который наэлектризован. Каждая песчинка - заряд. Вокруг неё и будет скопляться та влага, что в атмосфере. Получится дождь. Вот и всё.

- На инженера пойдёшь учиться? - с тайной гордостью за подругу опросила Шура.

- Не знаю, Жмурочка, не решила ещё. Я люблю простор. Цветы мне нравятся. А если какое дело по сердцу выберешь, так надо первым в нём быть. Бороться я люблю. Ветер дует - навстречу. Мороз - не боюсь.

- Сильная ты, - заметила подруга.

- Ты сильней, - возразила Клава, и все засмеялись, глядя на крепкую, ладную фигуру Шуры.

Девушки разбрелись по лесу. Оля стала рвать цветы. Клава спустилась к реке и долго вглядывалась в даль, где шло строительство нового моста. Старый, выдержавший в 'войну тяжёлую поступь «тридцатьчетверок» и артиллерии, уже пришёл в негодность.

- Андрюша - а - а! - голос её понёсся по тихой водной глади; приглушённый стук топоров продолжался. - Не слышит, - Клава нарвала огромных ромашек, сплела венок, потом написала что - то на отодранном кусочке бересты, всунула его в цветы... Раз! Венок покрутился немного у берега и медленно поплыл к мосту.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены