Станут такими, как мы, будут лучше нас

Ксения Васильева| опубликовано в номере №1155, июль 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

интересовалась, а ведь это очень важно в период реконструкции завода.

КЛЮЕВ. Да, вот почин этот «За себя и за того парня» очень горячо молодежь приняла. Саша Штумпф из кузнечно-прессового цеха за Героя Советского Союза Феодосия Смолякова работает. С родными его переписку задумал... Чтобы работать на станке Петра Вострухина, героя-летчика, нашего заводчанина, погибшего при таране фашистского самолета, соревнуются лучшие ребята. И за право работать за наших заводчан, погибших под Волоколамском.

ДЮЖЕВ. Необозримое поле для трудовой инициативы открылось. В особенности для современной молодежи, технически грамотной, сильной. Вот этим, пожалуй, она от нас отличается – образованностью. С нее и спрашивать нужно больше.

КЛЮЕВ. И спрашиваем. Но они и сами с себя спрашивают. Л ДЮЖЕВ. Сам знаешь, случаются у нас такие курьезы: приводят выбившиеся из сил родители своего «неразумного ребенка» к нам на завод и слезно просят: «Дурь выбейте». И работа ее, эту дурь, выбивает. И условия коллективной V жизни завода. Не буду называть фамилию, наверное, догадаешься, Виктор Владимирович, о ком расскажу. Привели вот так паренька, ну, чисто барсучок: надутый, лохматый, небритый, нестриженый, с волосами длинными, как у девушки, ходит в цехе гостем, ничего его не интересует, только гривой своей все трясет. Ребята, рабочие, его же ровесники, выбрали момент и чуть подпалили парню его косы, будто невзначай, во время посадки в печь. Он – ах-ох! – будто не понял, но пришел через несколько дней стриженый. Осознал, что просто техника безопасности не позволяет моду соблюдать. Постепенно втянулся в работу, друга в цехе нашел, сейчас работает хорошо, никаких нареканий нет. А бывает и так: человек все коллективы проходит, нигде не удерживается, не дорожит высоким званием рабочего, члена коллектива. Ну что ж, уходи, не ужились, как говорится. Тут только человек соображать начинает, просит на собрании общем: оставьте, поверьте в последний раз. Пробуем поверить. И человек вдруг меняется. Что-то в нем происходит, осознает себя. Находит себя в труде, в рабочем коллективе.

КЛЮЕВ. А помнишь, Виктор Иванович, как I наши бригады первыми начинали движение за / коммунистический труд? Подписали обязательство, помню, в Кремле, торжественно.

ДЮЖЕВ. А что? И сейчас триста шестьдесят бригад коммунистического труда с честью держат это звание. Хотя бы смена номер четыре мастера Чернышева из сортопрокатного цеха.

Работают хорошо и бригадой живут дружно. И требовательны друг к другу.

КЛЮЕВ. В такие бригады «трудных» нарочно дают, на перевоспитание.

ДЮЖЕВ. Потому что большая вера в бригаду и вес она имеет большой, и уж если попал к ним – умри, а удержись. И будешь славен вместе с ними. Не удержался – твоя вина.

КЛЮЕВ. Важно, когда в бригаде есть всеми уважаемый человек. Вот как у Чернышова в смене работает Герой Социалистического Труда старший вальцовщик Анатолий Иванович Петухов. Он как бы сразу своим примером, своей настоящей рабочей жилкой заставляет ему подражать или хотя бы завидовать, заставляет молодого парня задуматься: а что же я-то, неужели не смогу так?.. Наглядный урок.

ДЮЖЕВ. Да и скажи, пожалуйста, отчего же у нас на заводе не работать? Все есть для того, чтобы, как говорится, мог человек трудиться, учиться, жениться, ребят народить, их в люди вывести.

Шесть-семь лет отработал парень на заводе – и уже имеет жилье в Москве – целый жилмассив в зеленой зоне наш, заводской. Строим общежитие на тысячу мест... Пионерлагерь есть, одиннадцать яслей и детсадов, стадион, спортлагерь, Дворец культуры...

КЛЮЕВ. Устанешь перечислять, Виктор Иванович.

ДЮЖЕВ. Реконструкция завода началась, все будет модернизировано, сколько уже оборудования и нашего и импортного закуплено. Хочешь работать – работай, хочешь учиться – пожалуйста, учись. Вечерний металлургический техникум, вечерний металлургический институт, вечерняя школа на базе завода.

КЛЮЕВ. Я среди науки живу. По правую руку от моего дома институт, по левую – техникум. А Юрий после десятилетки в цех пошел... И я считаю – правильное решение: поработай, осмотрись, можешь ты учиться дальше, хочешь – взрослым человеком сам выберешь себе путь, а не «мама с папой посоветовали».

ДЮЖЕВ. Совершенно верно. А то мама с папой посоветуют – и человек всю жизнь не на своем месте мается.

КЛЮЕВ. Мне тут один паренек заявил: самое престижное дело – КИПы и автоматика. Вот тебе и слово какое – «престижное».

ДЮЖЕВ. Это, поди, ученые придумали. Социологи. А, проще сказать, паренек этот говорил о профессии, ну, что ли, модной, звонкой, современной. Автоматика – дело действительно интересное, но думаю, что работа кузнеца, к примеру, не менее интересна и престижна. А наша сталеварская профессия! «Сталевары» пьеса поставлена? Поставлена. Фильм по ней снят? Снят! И по телевидению недавно многосерийный фильм – опять же о сталеварах.

КЛЮЕВ. Помнишь, тогда на обсуждении пьесы на заводе наши ребята многое подсказали постановщикам...

ДЮЖЕВ. А как же, дело-то свое знаем. Каждую фальшивую ноту слышим.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Заводской район

1. «Трояк» до получки

Силуэты

Грибоедов