Солнце взошло над тундрой

Людмила Айнана| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Открытое письмо канадскому журналисту Джону Стюарту

Летом прошлого года в Ленинграде побывала группа канадцев. Заокеанские гости пришли к нам в институт, на отделение народов Севера, чтобы увидеть нас своими глазами и услышать правду о жизни малых народов Советской страны. Их познакомили с нами, будущими педагогами - эскимосами, чукчами, хантами, манси, ненцами. Гости о многом расспрашивали студентов и рассказывали о жизни эскимосов в Канаде. То, что мы узнали от гостей, поразило каждого из нас.

- В нашей стране, - говорил один из канадцев, - слова «эскимос» и «цивилизация» несовместимы. Многие у нас считают, что эскимосам нельзя давать в руки даже такого простейшего орудия, как нож. Да и зачем он им, если они не только мясо, но и шкуру зверя разгрызают зубами!

Канадцы сообщили также и о том, что в музее Торонто экспонируются живые эскимосы, что целое племя их - три тысячи человек! - погибло от голода только потому, что им негде было достать патронов для охотничьих ружей...

И вот передо мной лежит письмо, полученное недавно от канадского журналиста Джона Стюарта, который был в числе гостей, посетивших наш институт. Он продолжает интересоваться нашей жизнью, и я решила через журнал «Смена» ответить ему.

Да, господин Стюарт, у нас в Советском Союзе, где все народы, большие и малые, имеют совершенно равные права, жизнь эскимосов совсем другая, нежели у вас в Канаде.

По рассказам старших я знаю о дореволюционном прошлом моего народа. Это была нерадостная жизнь. В эскимосских ярангах часто появлялись американцы, приплывавшие к нашим берегам из - за океана. Они подпаивали людей «огненной водой» и выменивали у них ценные шкурки лисиц и песцов на стеклянные бусы. В детстве я много наслышалась и о шаманах. В эскимосских поселках Наукане, Уэлькале и Сирениках люди жили в вечном страхе перед злыми духами, прозябали в диком невежестве. Мой дед так и умер неграмотным, а отец узнал «разговор на бумаге» и научился писать только в тридцать лет.

Великий Октябрь изменил судьбу моего народа. В раннем детстве я осиротела, но обо мне по - отечески позаботилось государство. Я жила в школьном интернате и училась в бухте Провидения. Моими первыми наставницами были русские учителя - Нина Михайловна Яценко и Екатерина Михайловна Покровская. До сих пор с нежностью я повторяю их имена, храню как дорогую память их фотографии. Это они привили мне любовь к литературе, к будущей профессии учительницы.

Сейчас я учусь на четвертом курсе института и уже совсем ощутимо приблизилась к своей мечте. Недавно я начала проходить практику в 221 - й школе Куйбышевского района города Ленинграда. Своя первые уроки я посвятила разбору произведений Николая Островского и, конечно, очень волновалась. Ведь впервые в жизни я передавала свои знания другим!

Как вы помните, наше студенческое общежитие находится в центре города - на углу Невского проспекта и улицы Желябова. Студентам ни о чем не приходится беспокоиться, так как живем мы в интернате, на всем готовом и к тому же еще получаем стипендию. Я увлекаюсь книгами и собрала библиотечку классической и современной литературы. Очень часто хожу в театр, филармонию, слушаю выступления не только советских, но и лучших зарубежных музыкантов и певцов.

Не подумайте, господин Стюарт, что я веду какой - то особенный образ жизни. Вовсе нет! Так живут все мои подруги и товарищи по институту, в том числе и чукча Укутлю и эскимоска Кагак, с которыми я дружу. Мы всегда вместе: и в институте, и в музеях, и на концертах, и в театрах.

Много моих товарищей по школе учится в вузах Ленинграда и других городов Советского Союза. Успешно овладевают науками в высших учебных заведениях Федя Куяпа с мыса Чаплине и Виктор Уха из Пловера. В мореходных училищах учатся мои земляки Панаугье и Нутанли: один - во Владивостоке, другой - в Петропавловске - на - Камчатке. Эскимос Ятыгин оканчивает Новосибирский институт связи.

В прошлом году летом я ездила на каникулы в родное село Чаплино, где живет моя сестра - колхозница зверопромысловой артели «Новая жизнь». Во всех ярангах - электричество и радио. В поселковом клубе идут новые кинофильмы, устраиваются концерты. Когда я побывала в магазинах поселка и посмотрела, сколько там различных товаров, мне вспомнилась рассказанная вами печальная история племени канадских эскимосов, вымершего из - за недостатка охотничьих патронов.

Наше Советское государство щедро снабжает колхозников Чукотки. В их распоряжении не только боевые винтовки и патроны, но и вельботы, и шхуны, и катера. На моторно - зверобойных станциях колхозники получают все необходимое для успешного промысла.

Если бы вы посмотрели, что делается в бухте Провидения летом! Пароходы, пароходы, пароходы... Их, пожалуй, столько, сколько автобусов на Невском проспекте. Из центра России везут на Чукотку самые разнообразные товары: ткани, готовое платье, обувь. Наши девушки давно сменили кухлянку на европейское платье. Приходят пароходы, груженные сборными домами, оборудованием для парового отопления и водопровода.

Многие эскимосские семьи переезжают из яранг в добротные деревянные дома. Недалеко от нас есть колхоз - миллионер, так там вырос целый поселок таких домов. Во всех эскимосских селах имеются школы, а в Анадыре - педагогическое и медицинское училища, школа колхозных кадров, детская спортивная и музыкальная школы.

Среди эскимосов немало талантливых художников и музыкантов. Эскимосы работают в государственных учреждениях, на полярных станциях и гидробазах, работают педагогами, механиками, летчиками. Нет у нас такой семьи, в которой бы дети не учились.

В селе Уэлькаль директор школы - эскимоска Аяальквасак. Несколько лет назад она окончила Ленинградский педагогический институт имени А. И. Герцена, и теперь ее знают на Чукотке не только как образцового руководителя школы, но и как автора букваря, по которому учатся эскимосские дети.

Сейчас на моей родине весна. Уже начались, наверное, белые ночи. Скоро тундра покроется ярким ковром из цветов. Я мечтаю о том, чтобы поскорее окончить институт, вернуться домой на Чукотку и учительствовать там в школе.

Надеюсь, что господин Джон Стюарт прочтет в журнале «Смена» мое письмо и не сочтет за труд рассказать в канадской прессе о весне моего народа. Я хочу, чтобы канадские эскимосы узнали о том, как живут их собратья в Советском Союзе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Весенний лёд

Из письма в редакцию