Солнечное искусство

Балвант Гарги| опубликовано в номере №746, июнь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Перевод А. Афонина.

За последние годы индийский писатель Балвант Гарги побывал во многих странах, в том числе и в Китае, где познакомился с художником Ци Бай - ши. Под впечатлением этой встречи и написана статья «Солнечное искусство». Рисунки, которые мы воспроизводим в «Смене», писатель получил в подарок от великого художника незадолго до его смерти.

«Я не хочу обрастать сединой древности», - как - то сказал знаменитый китайский художник Ци Бай - ши. Он прожил на земле, которую так вдохновенно воспел, почти целое столетие. Но его душа не старела, не старело и его волшебное искусство.

Ци Бай - ши родился в 1861 году в маленькой деревушке, затерявшейся где - то в провинции Хунань. В детстве трудолюбивый мальчик помогал отцу обрабатывать землю, рубить дрова, ухаживать за животными. А в юношеские годы он плотничал, разрисовывал гончарные изделия, занимался граверным делом. Рано научившись рисовать иероглифы, он обнаружил, к своему немалому удивлению, что кистью совсем легко работать, и пристрастился к живописи. Всякий раз, когда он с увлечением рисовал разных птичек и рыбешек, бабушка говорила ему: «Чем ты только занимаешься? Ведь твоих рыбешек или крабов нельзя поджарить и съесть. А нам нужен рис. В доме нет ни крупинки!...»

Став на путь самостоятельной жизни, Ци Бай - ши целиком посвятил себя любимому искусству. Он много путешествовал, зарисовывал чарующие ландшафты Китая - низменности и горы, деревья с изогнутыми ветвями, похожими на высохшие пальцы старца. Но наибольшего совершенства его талант достиг в изображении пичужек, зверей, цветов. Он удивительно быстро и верно схватывал бесконечно живые движения резвящихся цыплят, прыгающих белочек, ныряющих лягушек. Какой - то непостижимый инстинкт позволял ему проникать во внутреннюю жизнь изображаемого. Шероховатость, легкость, упругость я бархатистость стебля розы Ци Бай - ши умел передавать одним штрихом, содержавшим бесчисленное множество оттенков. Ци Бай - ши всегда пользовался бумагой, которая быстро впитывает краску. Он до отказа набирал в кисть густую тушь. Малейшая неуверенность - и на листе появилось бы уродливое пятно! Но его кисть носилась по белому полю бумаги подобно быстроногому скакуну. С невообразимой легкостью он выводил волнообразные, извилистые линии, едва уловимые глазом черточки, а из них совершенно неожиданно получались изображения головастиков. Художник пользовался минимальным количеством штрихов. Но каждый был до предела выразителен. Взгляните на любую черту. Ветвь дерева и гибка, и узловата, и вместе с тем гладка - и все это достигнуто одним штрихом! Ци Бай - ши пользовался кистью так же искусно, как скрипач - виртуоз смычком.

Оригинальны и интересны рисунки Ци Бай - ши по композиции и контрастности. Он, например, изображает маленькую букашку и большой цветок, но они так расположены, что именно большой цветок приковывает наше внимание к маленькой букашке. Вот на шероховатом, высохшем сучке сидит хрупкий кузнечик с мерцающими зелеными крылышками. А вот на тонких черных стебельках повисла гроздь огненно - красных вишен...

Рисунки художника чем - то напоминают Пекинскую оперу - в «их та же сила, та же выразительность и легкость и очень мало декораций... Как на сцене Пекинской оперы нет ни дворцов, ни храмов, ни гор и рек, так и у Ци Бай - ши нет фона для его порхающих птичек и прыгающих лягушек. Но нам чудится тихое журчание речки или прозрачная глубина пруда. Его манера письма, такая понятная всем, говорит сама за себя и глубоко трогает.

Почитая традиции отечественной живописи, Ци Бай - ши не был их рабом. Он нарушил ряд непреложных законов древности и осуждал тех молодых художников, которые стремились слепо копировать природу. Он был настоящим новатором в искусстве. У цветка, изображенного Ци Бай - ши, листья черного цвета, и все же мы ощущаем их зелень. У попугая черно - желтая грудка, но от этого только ярче выделяется зеленоватый отлив его перьев.

Следуя традициям древних китайских художников, Ци Бай - ши придумывал своим рисункам оригинальные названия, воздушные и нежные, как крылья бабочек: «Домашняя, не дикая, уточка», «Мои перышки так прелестны, а люди называют меня просто цыпленком», «Что ты поешь, одинокая пташка?» Ци Бай - ши оставил после себя тысячи непревзойденных творений.

Депутат Всекитайского собрания народных представителей, председатель Союза художников Китая и лауреат Международной премии мира за 1955 год, Ци Бай - ши страстно ненавидел бюрократизм и, хотя не был портретистом, рисовал убийственные карикатуры на чиновников - бюрократов. Японская оккупация Китая в 1937 году вызвала в художнике чувство глубокого негодования, и на дверях его дома появилась заметная издали надпись: «Чиновникам здесь не продают ни единой картины». Он ненавидел японских чиновников, как, впрочем, и их продажных прислужников, которые с рвением исполняли волю своих хозяев...

В последние годы его здоровье начало сильно сдавать. Артисты, художники, писатели и журналисты съезжались к нему со всех концов света, чтобы хотя бы взглянуть на великого художника. Редко удавалось врачам удержать в постели старого художника, если он хотел лично встретить гостя у дверей своего дома... Вряд ли найдется в Пекине дом или гостиница, где не было бы оригинала или репродукции с картин Ци Бай - ши. Благодаря особому способу печатания, перешедшему от далеких предков, китайцы умеют поразительно тонко схватывать все оттенки и полутона красок, так что порой трудно отличить репродукцию от оригинала. Не только в музеях и общественных зданиях можно встретиться с Ци Бай - ши. Его цветы, птички, лягушата и букашки смотрят на нас с пресс - папье, салфеток, ваз и даже с оконных стекол. Искусство его дошло до миллионов людей, и он сумел донести вечно живые традиции классической живописи до самых отдаленных городов и селений своей родины, которую так беззаветно любил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены