Сказки старой Бухары

М Яновская| опубликовано в номере №445-446, декабрь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пласты мудрости

Заболевал ли кто-нибудь смертельной болезнью в Оим-кишлаке, - родные больного обращались к старому Сират-жидину, и он своими чудодейственными лекарствами мгновенно отгонял смерть. Появлялась ли засуха в Оим-кишлаке, и трава горела, носясь жёлтыми хлопьями над полем, - жители кишлака обращались к Сиратжидину, и он заставлял арыки буйно нести свои воды, и вновь оживала засохшая, пустая земля. Шли ли соседние племена на бой против народа Сиратжидина, - и воины обращались к Сиратжидину, и он давал им такие советы, что ни один враг не мог победить их.

Слава о мудром Сиратжидине прошла по всем мусульманским землям. Из всех государств, с разных концов, стали съезжаться люди в Оим-кишлак за советом. И Сиратжидин никому не отказывал в мудром слове.

Однажды, когда старый Сиратжидин, сидя в заброшенной медресе, занимался какими-то вычислениями, за дверью послышались голоса и кто-то попросил разрешения войти. Когда Сиратжидин ответил и дверь отворилась, на пороге показалось несколько сильных и здоровых мужчин с котомками за плечами. Они поклонились мудрецу и стали выкладывать перед ним принесённые дары.

А самый старый из них сказал:

- Мы пришли к тебе, о Сиратжидин, из разных кишлаков; каждый из нас - самый уважаемый и самый мудрый среди своего народа. Но наша мудрость - ничто по сравнению с твоими познаниями, как журчание арыка - ничто по сравнению с пением соловья. Раздели с нами свою мудрость, и мы разнесём её по всей стране!

Сиратжидин посмотрел на пришельцев, и взгляд его уставился в одну точку. Долго молчал он. Он не слышал их просьбы и не видел подарков, которые они щедро разложили перед ним. Наконец, тот, кто говорил первый раз, заговорил снова:

- О, окил! Внемли нашим мольбам! Ты один из всех владеешь великой мудростью. Твой кишлак похож на рай, в нём всё цветёт и созревает, а у нас гибнет скот, засуха опустошает поля, болеют и умирают люди. Научи нас, чтобы и наши кишлаки стали похожими на уголок рая, которым стал твой кишлак, о мудрый окил!

Тогда Сиратжидин, очнувшись от задумчивости, погладил двумя руками свою белую, как хлопок, бороду и сказал:

- О, дети мои! Я понимаю ваше желание. Мне и самому хотелось бы, чтобы после моей смерти остались на земле люди, которые своей мудростью помогали бы народу. Но найдутся ли среди вас такие, которые решились бы ценою самоотречения достичь этой мудрости? Я накопил свои знания за многие годы труда и лишений. Вот, слушайте, как это было.

И Сиратжидин начал свой рассказ:

- Это было давно, очень давно, может быть, тогда, когда жил мой прадед, а может быть, ещё раньше. На земле поселилась Мудрость. Она бродила среди людей, и никто не знал, кто она и что надо с ней делать. Но нашёлся один - был он из царской семьи, - одарённый умом и догадливостью. Он овладел мудростью и стал самым великим среди всех народов. Но величие его шло по залитым кровью дорогам. Он совершал набеги на соседние племена, покорял их, уводил в рабство и овладевал их богатствами. Он умерщвлял непокорных и посылал болезни на своих врагов. Он засыпал песком целые кишлаки, которые ему не удавалось победить, и осушал земли бедняков, наполняя свои арыки огромным количеством воды. Стонал и плакал народ под игом его мудрости. И тогда великая Мудрость, видя, что ею пользуются не на благо, а во зло людям, сказала своему хозяину: «Ты слишком легко овладел мною и поэтому ты не понимаешь моей цены и моего назначения. Отныне познает меня только тот, кто приложит много труда и терпения, кто оценит и поймёт меня», - с этими словами Мудрость покинула царский дворец и ушла в горы.

Прошло много лет, и десятков лет, и сотен лет. Многие из людей нашего племени искали гору, в которой притаилась Мудрость, но никто не нашёл её. Не знал и я об этой горе.

В этот кишлак я попал ещё ребенком. Меня взял к себе один бай и поселил в кулхане. Не разгибая спины, работал я от зари до зари и, не выдержав такой жизни, начал чахнуть.

Каждую ночь после изнурительного труда я падал на голую землю и плакал горькими слезами. И однажды ко мне подползла старая Мор. Она ласково обвилась вокруг моей шеи и сказала:

- Вот уже несколько ночей, как я вижу твоё горе, мальчик. Один раз я, по неосторожности, выпила твоих слёз, почувствовала в них такую горечь, что мне захотелось помочь тебе. Скажи мне: чего ты хочешь?

- О, мудрая Мор! - ответил я. - Впервые вижу я заботу и ласку от тебя, ибо я сирота и никого у меня из близких нету. Ты спрашиваешь: чего я хочу? Первое, что я хочу знать, - это, как сделать труд куллов лёгким, а жизнь свободной. Потом я хочу знать, какая сила есть в бае, что он один может подчинять себе стольких хороших людей. Ещё я хочу... Но что толку перечислять мои желания, когда они обречены оставаться желаниями?! Потому что я всего только бедный куля и не смею без ведома бая даже сдвинуться с места!

- Нет, мальчик, - ответил Мор, - не богатством покупаются знания. У тебя большое сердце и много желания, и я решила помочь тебе. С завтрашнего утра я возьму твою мотыгу и буду копать ею бабскую землю. А ты ступай к той горе, которая находится всего на расстоянии четверти санга в отсюда, так что ты сможешь вечером возвращаться в свою кулхану и бай не заметит твоих отлучек в горы. Там, в горах, с древних времён хранит свои пергаменты великая Мудрость. Земля откладывала свои пласты, и под каждым пластом поколения Мудрости прятали одно какое-нибудь Знание, а мы, змеи, из поколения в поколение сторожили их. Тебе придётся потратить, быть может, всю твою жизнь, но когда ты освободишь от пластов последний пергамент, ты станешь самым великим из людей.

На другое утро пошёл я в горы и начал снимать первый пласт земли. Но так как я был слаб и голоден, мне удалось к вечеру срыть только несколько горсточек песка. В отчаянии я стоял над ничтожными плодами целого дня работы, как вдруг ко мне подползла черепаха. Она принесла мне яйца, и я, подкормившись ими, стал работать гораздо быстрее. На следующий день рыбка из горного озера выбросила мне свою икру, потом муравьи стали тащить мне зёрна, и даже коршун бросил мне с неба свежего фазана. Так, поддерживаемый птицами, рыбами, животными и насекомыми, я трудился без устали, сам не знаю сколько лет. Как только мне удавалось откопать пергамент, я прочитывал его, и он рассыпался прахом, чтобы кто-нибудь другой не прочёл его без всякого труда. А я тут же старался передавать полученные знания на пользу своему народу. Полвека прошло, пока я под гранитными и всякими другими слоями земли не нашёл последнее Знание. Тогда я стал тем, что я есть, а жизнь моего народа превратилась в такую, какую вы видите.

А вам, дети мои, я посоветую: отправляйтесь в разные стороны и ищите горы, в которых предусмотрительная Мудрость спрятала свои Знания. Посвятите жизнь свою великой цели, и тогда вы добьётесь того, чего хотите. Ибо Мудрость не даётся так же легко, как песня, а добывается трудом и упорством, как самая большая драгоценность в мире.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены