«Самое душевное в человеке»

Лиина Тархова| опубликовано в номере №1119, январь 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

Известно, что на «личном счету» социалистического соревнования числятся миллионы рублей, накопленные за счет более рационального и экономного труда, освоения новой техники, изучения опыта новаторов. Это его производственные заслуги. Но участие в соревновании не оставляет неизменным и самого участника. Соперничество, победа, поражение - факты и производственной и личной жизни человека, они имеют прямое отношение к темпераменту, характеру, к его душе. Заметки, предлагаемые читателю, - попытка проследить именно эту связь, увидеть нравственную сторону соревнования.

Стан «3600» (город Жданов, завод «Азовсталь»), на котором побывал автор в начале лета прошлого года, видимо, нет нужды подробно представлять читателям - в печати уже рассказывалось об этой Всесоюзной ударной комсомольской стройке, крупнейшем объекте черной металлургии. В минувшем году вступили в строй две первые очереди стана.

Кто бы сказал, что этот высокий, угловатый, как подросток, человек с запавшими глазами и есть знаменитый Иван Прокофьевич Баблюк!... Только мудрость и долготерпение, тихо исходящие из темных глаз, выдают человека, третий десяток лет командирствующего на стройках. Наверное, так же тихо, не как начальник, а как более опытный товарищ, и руководит он своей сильной и тоже знаменитой комплексной бригадой.

... Говорим с ним о стройке, о работе строителя вообще. С удивлением Иван Прокофьевич рассказывает: в бригаде есть парень, работящий, скромный, красивый, не одна девчонка на стане, наверное, заглядывается на него. Но не для них этот парень, он ждет свою невесту. А вчера получил от нее письмо. Содержание такое: я согласна выйти за тебя замуж, но при условии, что ты навсегда уйдешь со стройки, бросишь, наконец, эту грязную работу. «Драма, трагедия, - подводит свой итог истории Иван Прокофьевич и беспомощно улыбается. - Как у человека рука поднялась написать такое? Строитель - это ж... это ж... - Баблюк пытается найти слова, которые передали бы его отношение к любимому делу, находит: - Как от матери родится дитя, так от строителей - дома, заводы. А кто мы без детей?»

Это ли не честь - работать на такой видной всей стране стройке, как стан «3600»? Трудная стройка... Неразбериха, ошибки проектантов, строительный брак, неумелая организация работ - все это вначале висело угрозой плану, а в июне прошлого года со стана сошел первый лист проката - на шесть месяцев раньше срока. Говоря это, Иван Прокофьевич анализирует причины перемен. Новый, четкий стиль руководства, улучшение снабжения. В этих условиях и люди заработали по - новому. Наконец, Баблюк называет слово, которое меня к нему привело: соревнование. Интересно было узнать, чем дорога идея соревнования опытному строителю, уважаемому человеку, о котором к тому же говорят: красных слов не любит, что думает, то и скажет.

Вот его ответ на мой вопрос:

- Я начну с детства, когда еще и не знал слова «соревнование». Забежал как - то в сад, мы в селе жили, и слышу: отец с соседом разговаривают. Сосед внушает убежденно: «Ни, не буде толку з твого хлопца, не буде толку э Ивана». Я тогда легкомысленный был, все это мимо ушей пропустил. Но не такие, видно, то были слова, чтобы совсем уйти из памяти. Когда повзрослел, они вспомнились и преследуют меня уже всю жизнь.

После войны я пошел на стройку. Работа стала получаться, меня начали похваливать. Вот бы отцу порадоваться, узнать, что неправду пророчил сосед. Но и отца и матери моих еще в войну не стало... Где бы я ни работал, всегда у меня была такая мысль: докажу, не отцу, так себе докажу, что может из меня получиться толк. Я теперь так думаю: это и было, наверное, мое первое соревнование. Хотя и без соперника. Ведь я те слова соседа как вызов принял.

Почему соревнование иногда разгорается, как огонь? Соревнование, особенно в серьезном деле, задевает самое душевное в человеке и удваивает силы, это я по себе скажу. Хорошо это или плохо, нам все время чего - то не хватает. Сыты, одеты - мало, нужно самое главное знать: что работу нашу ценят, что она нужная, хоть и «грязная», как писала нашему хлопцу невеста; нужно знать, что отец не покраснел бы, останься он живым. Уважение людей нужно человеку для самоуважения, без него я не представляю, как и жить. А соревнование так организовано, чтобы выявить и похвалить работящего человека. Я пятый десяток живу на земле, повидал кое - что и скажу: когда человека хвалят, это очень хорошо. Ведь нас, строителей, столько ругают... Бывает, за дело, а бывает, и нет. А когда человека несправедливо обидят, это в нем разрушение делает...

На вагончике щит с надписью: «Бригада отличника социалистического соревнования УССР и Минтяжстроя СССР, члена партбюро СУ - 4 треста «Азовстальстрой» А. С. Иващенко».

Не так давно Анатолий был каменщиком, как и все члены его бригады, занявшей первое место в управлении по итогам целого года. Сейчас Иващенко - плотник - бетонщик, ему пришлось оставить прежнюю бригаду, и «виноваты» в этом были ее успехи. Коробку административного корпуса тридцать молодых каменщиков возвели вдвое быстрее, чем полагалось по плану. В бригаде ежедневно подводились результаты работы каждого - это комсорг Гена Белоусов придумал себе такую нагрузку. Поначалу «самодельное» соревнование мало кого трогало, а потом уже привычкой стало: входит парень в бытовку - первый взгляд на листок, выпущенный Генной. Хоть и «домашнее» это было соревнование, но ребят оно окончательно сдружило, добавив к жизни каждого новую краску.

На каком - то собрании бригаду Иващенко так расхвалили, что это дало повод начальнику управления сказать Анатолию. «Ты, судя по всему, своей бригаде уже не нужен. Переходи в другую». Когда Анатолий узнал, о какой бригаде речь, только зубы стиснул. Мастер об этой бригаде в случаях, когда нельзя выражаться нецензурно, говорил со стоном: «Ох, и бригада...» Полный развал дисциплины, пьянки, недобросовестная работа. За последние два года в ней сменилось шесть бригадиров - или не «вписывались» в коллектив, или запивали вместе со всеми.

Как бывает в подобных случаях, Анатолий пытался отказаться, да и формальный предлог был - не менять же ему специальность. Но убедили, уговорили.

Начальника встретили настороженно. Анатолий не заигрывал с новыми коллегами, напротив, решил в первый же день «завернуть все гайки». «Предлагаю такой порядок: каждую работу делать только один раз, за исправление брака платы не будет. Второе: от меня водкой потянет - судите, от вас услышу - пеняйте на себя». Бригада настороженно молчала.

В первую половину января с планом не справились, во вторую - тоже.

В феврале Анатолию чуть улыбнулась удача - план вытянули. Бригадир решился на риск: предложил вызвать на соревнование бетонщиков Ивана Ревы. Нарочно выбрал сильного соперника... Кто ухмыльнулся, кто открыто засмеялся, но вся бригада, к удивлению Иващенко, проголосовала «за».

В следующем месяце работали здорово, мысль о сопернике подгоняла бетонщиков. И пришел день, когда бетонщики Иващенко праздновали победу над соперниками. Но не тогда Анатолий понял, что может быть спокоен за своих, это случилось позже.

... В самый разгар работы выяснилось, что щитов опалубки для двух бригад не хватит. Если разделить щиты поровну, обе бригады будут работать вполсилы. Иващенко собрал бригаду.

- Предлагаю отдать щиты Реве. Они должны сдать свой объект на неделю раньше нашего. А мы завтра нажмем.

- Отдадим, и они же нас обгонят, - сердито сказал кто - то.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Преграда на пути почина. Почему?

Отвечает Ф. К. Корвяков, председатель ленинградского обкома профсоюза рабочих строительства и промышленности строительных материалов.

Писатели в «Смене»

К 50-летию журнала