Рыбацкое счастье

А Вербицкий| опубликовано в номере №560, сентябрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Хватит! Прошу тебя, Мартин, перемени тему!...

- Нет, уж извини! Дай высказаться... Мартин Освальд, рослый, широколицый и светлоглазый рыбак лет двадцати пяти, хотел продолжать, но осёкся и замолк.

Рыболовецкий колхоз «Сеонтага» готовился к открытию своего клуба. Незаурядное это было событие на, маленьком острове Лидсо. Шутка ли, эстонские рыбаки, вчерашние каторжники моря, стали вольными хозяевами Балтики и открывают свой рыбацкий клуб!

И не подумайте, что эстонские рыбаки невзыскательны и назвали клубом какую – то утлую хибарку с грубыми скамьями и керосиновым освещением. О, нет! Приезжайте, друзья, в Эстонию, совершите морской рейс от города Таллина до острова Лидсо и посетите рыбацкий клуб, вам не захочется покинуть его просторные залы, украшенные картинами, коврами и напоёнными южным солнцем пальмами. Море здесь совсем близко, оно плещется рядом, под самыми окнами.

Вы выходите на полукруглую террасу и сквозь кружевную зелень сада видите необъятную морскую ширь, где серебро воды сливается с голубым небом, и на горизонте белые качающиеся лоскутки парусов. В первую минуту у вас захватит дух: вот так чудесный уголок на земле!

В этом особняке жил прежде владелец острова богач - самодур Юлиус Лилль. Рыбакам не разрешалось подходить к его жилью ближе чем на 300 шагов. Многие ещё помнят случай с Артуром Тирсом, осмелившимся заглянуть за ограду дома этого местного царька: рыбак был схвачен, избит и изгнан с острова.

Теперь над фасадом особняка весело полощется транспарант с надписью: «Добро пожаловать!»

Накануне открытия клуба в круглом дворе особняка собралась вся молодёжь артели «Сеонтага». Пришли и старики. Возник спор: открыть ли двери клуба для всех рыбаков остром или только для членов рыбоколхоза? Паулина Ургарт, рыжеволосая девушка с весёлыми прищуренными глазами, предложила широко распахнуть двери для всех и каждого:

- Пусть смотрят и любуются! Нечего ограничивать! Времена Пилля прошли!

А Мартин Освальд требовал, чтобы доступ в клуб был открыт только для членов «Сеонтага».

- Пусть строят свой клуб! - говорил он. - К чему заполнять чистенькие залы нечленами артели?

- Не прав ты, Мартин! И всего - то их в посёлке двое. Сегодня они единоличники, завтра колхозники, да ещё тебя перещеголяют а работе.

Долго молчавший председатель колхоза Яан Пертель, бывший фронтовик и партизан, имевший привычку прикасаться руками, к шраму на щеке, поднялся, вынул трубку изо рта и, выпустив кольцо синего дыма, сказал:

- Мы поступим так: пускать будем всех! - и указал рукой на транспарант: - Милости просим!

На том порешили. Хотели уже было разойтись, но неожиданно во дворе показался брат Мартина Якоб Освальд, парень рослый и тяжеловесный, как и его брат, и такой же сероглазый. Мартин и Якоб были близнецы.

Якоб смущённо улыбался. В его походке чувствовалась большая сдержанная сила.

- Ну? - воскликнул Яан Пертель и с весёлым любопытством посмотрел на вошедшего. - Как живёшь, рыбак - феодал?

Виноватая улыбка ещё шире разлилась по лицу Якоба. Он медленно приближался. Мартин неприязненно покосился на брата и спросил:

- С чем пришёл? В артель записываться? Не по адресу попал. Здесь клуб!

- Да что ты на него напал? - прикрикнул на Мартина старый рыбак Иоханнес. - Ну - ка, ближе подойди, Якоб. Садись!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены