Разговор о «посторонних вещах»

Е Кригер| опубликовано в номере №332, август 1940
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Правильно. Такого департамента, действительно, в наше время не существует. Но если вас интересуют примеры, более близкие нам, давайте поговорим о таком учреждении, как Главное управление Северного морского пути.

Юноша оживился:

- Папанин?

- Да, Папанин.

- Уж не скажете ли вы, что Иван Дмитриевич пишет стихи?

- Я не знаю, пишет ли Иван Дмитриевич стихи, может быть, и пишет. Но я знаю, что он никогда не считал. себя ученым, географом, но, тем не менее, возглавил одну из величайших экспедиций нашего времени - дрейфующую станцию «Северный полюс». Одно время он был работником Народного комиссариата связи, а еще раньше - токарем. Если бы он рассуждал по - вашему, он мог бы заявить, что изучение Арктики - не его дело, что экспедиция к Северному полюсу, так сказать, помешает ему сосредоточиться на вопросах связи.

- Ну, Иван Дмитриевич никогда бы так не сказал.

- Верно. А вот вы, если помните, наш разговор начали именно с такого заявления.

- Вы смеетесь надо мной! - вспылил музыкант.

- Нет, я лишь довожу до логического завершения ваши собственные взгляды, с которыми я сегодня познакомился. Взгляды ваши представляют известный общественный интерес потому, что их, по-видимому, разделяют некоторые из ваших сверстников. Я говорю о юных музыкантах, которые заявляют, что им напихать на поэзию; о юных планеристах, которые крыльями своих летательных аппаратов часто заслоняют от себя весь остальной мир; о юных танцорах, громом чечетки заглушающих и пение птиц в лесах, и арию Ленского В опере, и голоса товарищей, работающих в других областях жизни, творчества, искусства. Тем самым они ограничивают для себя возможность полностью раскрыть свои способности даже в любимом деле. Сами обрезают себе крылья. А когда падают, удивляются, отчего это хлопнулись о землю. Мало ли известно нам юных дарований, зачахших оттого, что замкнулись в своем мирке, не хотели носа высунуть в жизнь.

- Однако, - сказал я после паузы, - мы отклонились от разговора о Главсевморпути. Вы знаете Кренкеля?

- О, Кренкель! Как же не знать Кренкеля!

- Вы знаете Кренкеля - радиста. А знаете ли вы Кренкеля - писателя?

- Разве есть такой писатель? - робко опросил юноша с баяном.

Теперь он во всем опасался подвоха с моей стороны.

- Да это один и тот же человек. Эрнст Кренкель. Еще со льдины он передавал в газеты по радио маленькие статьи; если хотите, это были настоящие фельетоны, написанные с превосходным юмором, отмеченные печатью настоящего таланта. После возвращения на Большую Землю Кренкель издал свои «Дневники» - большую, чудесную книгу, поражающую живостью и точностью описаний, громадным запасом наблюдений.

И я стал приводить обескураженному юноше пример за примером, которые доказывали необходимость для всякого способного, талантливого человека быть разносторонне развитым, живо увлекаться всем богатством искусства и жизни, дышать полной грудью.

- Возьмем любую отрасль деятельности советских людей. Выбирайте сами.

- Авиация, - сказал юноша (все - таки в душе он был романтиком).

- Отлично. Герой Советского Союза Юмашев, участник беспосадочного перелета Москва - Северный полюс - Соединенные штаты Америки. Людям, которые его хорошо знают, он известен также как талантливый художник.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены