Рассказы о Мечникове

А Ложечко| опубликовано в номере №445-446, декабрь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Перед обедом Илья Ильич решил просмотреть свежие газеты и журналы. Привычным движением он быстро разрезал и перелистал их. Одна статья привлекла его внимание. Забыв и об обеде и о домашних, он погрузился в чтение.

Статья была написана известным немецким учёным Берингом, который вновь нападал на Мечникова него теорию фагоцитоза. Беринг доказывал, что микробы не поглощаются белыми кровяными шариками - фагоцитами, - а обезвреживаются химическими свойствами жидкой части крови - сывороткой.

Прочитав статью, Илья Ильич задумался. Так случилось, что учёные Англии и Франции довольно скоро стали последователями теории фагоцитоза, открывшей новые пути борьбы с заразными началами в организме человека.

Но все немецкие учёные восстали против этой теории. Беринг, Баумгартен, Эммерих, Циглер, Вейгерт, наконец, сам Кох - все они в стане его противников. Мечников усмехнулся, подумав, что с самых первых лет его научной деятельности у него плохо складывались взаимоотношения с представителями учёного мира Германии. Ему вспомнился случай, когда, сдав университетские экзамены, он поехал заграницу, чтобы начать практическую работу. Мечникову стал покровительствовать немецкий биолог Лейкарт, и в его лаборатории Илья Ильич приступил к самостоятельной научной работе.

Летом, когда все студенты и многие профессора, в том числе и Лейкарт, разъехались на каникулы, Мечников продолжал упорно трудиться. Тогда-то он и сделал первое своё открытие, что крупнокольчатые черви в первом поколении - гермафродиты - ведут паразитический образ жизни, а в следующем - разнополые - существуют самостоятельно.

Этим важным открытием Мечников поделился с Лейкартом, который заинтересовался им и обещал опубликовать в научном журнале.

Лейкарт действительно тогда опубликовал открытие молодого русского учёного, но приписал это открытие себе.

Так что к давним временам относился разлад Мечникова с немцами.

Сейчас, видимо, этот разлад достиг высшей точки развития. Единым фронтом немцы выступили против детища всей его жизни - теории фагоцитоза. Однако статья Беринга являлась наиболее серьёзным возражением, и ей надо было противопоставить наиболее убедительные доводы, основанные на практических доказательствах.

Вечером, когда закончилось чаепитие, - Илья Ильич и в Париже оставался верен родным традициям, - к Мечникову зашёл в гости директор Пастеровского института, в котором работал Илья Ильич, Эмиль Ру, сутуловатый человек с остроконечной бородкой и внимательным, серьёзным взглядом. Мечников радостно поднялся ему навстречу.

- Вы так вовремя пришли, уважаемый коллега!

Даже не предложив Ру чаю, Мечников увлёк его в свой кабинет. Поднял очки, поднёс книгу к близоруким глазам и стал быстро перелистывать страницы.

- Читайте! - он показал статью Беринга.

Ру сел в кожаное кресло и погрузился в чтение. Через некоторое время он положил книгу на стол.

- Тут приведены весьма серьёзные возражения, - сказал Ру после некоторого молчания, - и нам надо будет много работать, чтобы доводы Беринга разбить.

- Самое парадоксальное то, - в раздумье произнёс Мечников, - что Беринг прав. Да, плазма может убивать микробов, но мы должны доказать, что это происходит именно в тех случаях, когда в плазму проникают фагоциты, пожирающие бактерий. Теперь надо обдумать, каким путём это доказать.

... Много бессонных ночей провёл Мечников, обдумывая опыт, который должен был разбить утверждения Беринга. Он решил взять для этого опыта лягушку, которая обычно не подвержена заболеванию сибирской язвой. По теории Беринга, такое свойство лягушки связано с особенностями химического состава её крови. По мнению Мечникова, фагоциты, находящиеся в крови лягушки, приспособились для активной борьбы со спорами сибирской язвы.

Свою точку зрения Мечников мог доказать, заразив лягушку сибирской язвой, с тем чтобы изолировать бактерии от воздействия белых кровяных шариков. Но осуществить этот опыт технически было почти невозможно. Илья Ильич перебирал различные варианты и сам их отбрасывал. Как всегда, решение пришло неожиданно.

Однажды в лабораторию принесли лягушек в корзине, устланной свежим камышом. Мечникову пришло в голову использовать сердцевину камыша как естественный фильтр.

Под кожу лягушки Илья Ильич ввёл споры сибирской язвы, заключённые в мешочки из сердцевины камыша. Споры бактерий, вполне доступные плазме лягушки, были защищены от фагоцитов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены