Простая мысль

Вен Шапиро| опубликовано в номере №187, апрель 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ровно в семь часов человек заходит в цех и становится, к станку. Он берет в руки тиски, бегло просматривает свой инструмент, еще раз всматривается в часы и начинает трудовой день...

В цех вошел мастер. Но его через две - три минуты зовут к телефону. Говорит редакция заводской печатной газеты.

- Алло! Нам нужен материал о работе вашего цеха за вчерашний день. Мы хотим организовать каждодневную проверку выполнения плановых заданий.

- Это бесспорно хорошо, - спокойным голосом отвечает мастер. - Больше того, это необходимо. Однако сведений я вам не дам. К концу пятидневки - пожалуйста.

И хотя телефон в чем - то настойчиво и горячо убеждает мастера, - это бесполезно. Мастер, может быть, и хочет дать сведения, но не может.

А кому из нас неизвестны эти пятидневные и декадные сводки?! Их очень - часто называют оперативными, но это только выражение беспомощности. Дать итог пяти дней - не очень трудно (но и то, - как его дают?!), а вот ежедневно знать цифры качества и количества проделанной за 8 или 7 часов работы - куда трудней. Но именно в этом и заключается оперативность.

... Итак, человек ровно в семь утра встал у своего рабочего места. Возможно, что он ударник и комсомолец. За линию партии! За промфинплан! За доведение планов до ставка! Против брака! Против простоев! Против повышения себестоимости!

Но человек слеп. Он работает на ощупь, не знает своего производственного «сегодня» и не видит «завтра». Станок для него не друг, он - загадка. Он работает 7 или 8 часов и не будет знать, что сделал для страны, что страна от него сегодня получила и что потеряла.

Значит, у человека нет плана на каждый день. Станок не имеет паспорта, - он лишен прав гражданства. Цехкомитету не так – то легко отметить лучшего ударника, потому что показатели «когда - то будут...», да и то «в общем, и целом». Страдают все.

Это есть еще почти всюду. Было и на нижегородском станкостроительном заводе «Двигатель революции». И считалось вполне нормальным.

- Позвольте, - убеждали некоторые специалисты. - Вы забываете, что имеете дело с машиностроительной промышленностью. Вы не учитываете, с одной стороны, того момента, что от станка нельзя требовать точной работы по строго рассчитанному плану. Вы недооцениваете, с другой стороны, того явления, что измерить точную производительность каждого станка при фазной степени квалификации рабочих - невозможно. Вы переоцениваете, в итоге, свои собственные силы.

Так, с «одной, другой и третьей» стороны говорили старые и как будто опытные специалисты. С ними, ожесточенно спорили революционеры производства - комсомольцы второго механического цеха.

Они выступали против обезличенного станка, создали ударную бригаду и во главе ее поставили комсомольца - инженера товарища Зайонца.

Была выработана программа: сделать цех «Госпланом», выработать генплан каждому станку. Комсомольцы брали в библиотеке, вместо Джека Лондона, разные «неинтересные» книги, вроде книги о внутризаводском планировании, что - то иногда записывали во время работы, а в итоге составили - план станка.

Раньше станок был универсальным... козлом отпущения. На одном и том же станке в один день мог делаться десяток самых различных друг от друга деталей. Не специализировался станок, не мог квалифицироваться рабочий.

Комсомольская бригада потребовала: к каждому станку прикрепить только одну - две детали. Для текущего же ремонта по заводским нуждам специально выделить семь - восемь станков.

Раньше составлялась «рабочая карта» плана, которую рабочий не видел, и в которой не учитывались ни брак, ни простои, ни производительность труда.

Комсомольская бригада потребовала: «рабочую карту» уничтожить, ввести карточку - «план станка».

Мысль была до гениальности простой. «План станка», составленный не только из количественных показателей, точно указывает, какова должна быть загрузка станка, себестоимость работы, ее качество. Вторая часть, плана говорит о выполнении задания, а это обеспечивает точный учет выполнения задания, встречного промфинплана и пр. При этом план рационализирует работу: он дал возможность свести - до минимума простои и, естественно, явился огромным стимулом к повышению производительности труда. А для заводских изобретателей, выдумщиков и рационализаторов станок перестал быть загадкой, так как каждое колебание в темпе работы благодаря «плану станка» получило свое полное и исчерпывающее объяснение.

Предложение комсомольцев было настолько логически и производственно убедительно, что директор завода отдал приказ:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сибирский Баку

Из очерка о Кузбассе