Под микроскопом - время

Д Аркадьев| опубликовано в номере №965, август 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пушкин и русская скульптура Трудно назвать такую область национального искусства, с которой так или иначе не соприкоснулся бы могучий гений А. С. Пушкина. Немало вдохновенных строк посвятил Пушкин и русской скульптуре. Как прекрасно стихотворение «Царскосельская статуя»! Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила. Дева печально сидит, праздный держа черепок. Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой; над вечной струей, вечно печальна сидит. Это стихотворение посвящено бронзовой статуе «Девушка с разбитым кувшином» работы скульптора Павла Петровича Соколова, поставленной в виде фонтана (источника) в Царскосельском парке. А вот другое стихотворение - «Художнику» («Грустен и весел вхожу, ваятель, в твою мастерскую...»), в котором Пушкин описывает посещение мастерской скульптора Бориса Ивановича Орловского, автора памятников Кутузову и Барклаю-де-Толли, стоящих перед Казанским собором в Ленинграде. Но Пушкин видел эти статуи еще в мастерской скульптора. «Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов». Они были отлиты в бронзе и поставлены лишь спустя год после написания стихотворения, в 1837 году, к двадцатипятилетию Отечественной войны 1812 года. Самыми же известными стихотворениями А. С. Пушкина, посвященными скульптуре, являются его знаменитые надписи «На статую играющего в свайку» и «На статую играющего в бабки». На академической выставке, открывшейся в конце сентября 1836 года, внимание посетителей привлекли две статуи, выполненные двумя молодыми скульпторами (каждому было всего лишь 24 года). Статуи вызвали к себе огромный интерес. Интерес этот объяснялся не только несомненным мастерством, с которым были сделаны статуи, но и их тематикой. В прошлом русское искусство достигло больших успехов в области портретной и монументальной скульптуры. Достаточно было бы вспомнить бюсты Федота Шубина и памятник Минину и Пожарскому работы Мартоса. Однако сюжетные композиции до недавнего времени ограничивались почти исключительно античными героями, сатирами, нимфами. И вдруг, словно свежий ветер подул в залах Академии. Молодые скульпторы обратились к национальным образам. Это и были «Парень, играющий в свайку» Александра Васильевича Логановского и «Парень, играющий в бабки» Николая Степановича Пименова. Изображая деревенских юношей. скульпторы стремились показать силу и ловкость, свойственные простым людям, занимающимся физическим трудом, показать не только физическую, но и духовную красоту русского человека. Увидев эти статуи, Пушкин воскликнул: «Слава богу! Наконец и скульптура в России явилась народная!» Особенно хороша была статуя «Парень, играющий в бабки» Н. С. Пименова-младшего (называемого так в отличие от его отца, тоже скульптора, С. С. Пименова старшего). По воспоминаниям самого Н. С. Пименова, Пушкин со слезами восторга на глазах горячо пожал ему руку. Затем долго рассматривал с разных сторон статую, а в заключение вынул записную книжку и вручил счастливому скульптору тут же написанный экспромт: Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено Бодро опёрся, другой поднял меткую кость. Вот уж прицелился... прочь! раздайся, народ любопытный, Врозь расступись; не мешай русской удалой игре. Статуя А. В. Логановского, может быть, не столь выразительна. На ней в большей степени сказалось влияние античных произведений, и Пушкин умышленно ставит «Парня, играющего в свайку» рядом с «Дискоболом» прославленного древнегреческого скульптора Мирона. За эти работы Пименову и Логановскому присудили Большие золотые медали, а сами статуи вскоре были отлиты из чугуна и поставлены у входа в Александровский дворец в столь милом сердцу Пушкина Царском Селе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены