Перед большим боем

Вадим Совко| опубликовано в номере №760, январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Пошли потанцуем.

Ох, как запел, заиграл баян в руках Григория Погребняка! Кажется, мертвый, и тот бы под такую музыку бросился в пляс. Не отрываясь смотрел баянист, как танцует комсорг. Все на свете отдал бы, только с ней вот так пройтись, но кто же играть будет?

И вдруг танцы прервались сами собой. От шоссе к терноградцам приближались две грузовые машины с людьми. Заметив их, комсомольцы забыли о музыке Григория Погребняка.

- Едут! - выкрикнула Катя.

- Едут! - точно эхо отозвалось из толпы. Грузовики с ревом взобрались на бугорок и остановились. Из первой машины вышел высокий, широкоплечий, худой человек, лет под пятьдесят, снял шапку, обнажив седую голову, и громко сказал:

- Здравствуйте, товарищи комсомольцы!

- Здравствуйте! - дружно и весело прозвучал ответ.

Начальник встал на буфер машины, так, чтобы все его видели, и заговорил:

- Давайте знакомиться, товарищи комсомольцы. Зовут меня Бондур Степан Викторович, я буду начальником строительства вашей Терноградской шахты. У вас, должно быть, ко мне много вопросов, так много, что и за неделю не ответить. На частные будем отвечать в процессе работы, а на главные надо ответить сейчас. Вы хотя и строители комсомольской шахты, но шахту представляете слабовато. Это уж наверняка. Так вот смотрите: вот вам наша шахта, такая, какой нарисовал ее проектировщик.

Он развернул полотнище плотной бумаги. Комсомольцы подошли ближе. Может, и не был проектировщик выдающимся художником, но проект его пользовался куда большим успехом, чем иные картины. Сотни молодых заинтересованных глаз впились в рисунок. Комсомольцы еще не представляли шахтных сооружений в натуре, но им нравилась схема шахты с ее подъемными механизмами, эстакадой, сортировочной, бункером.

- А вот это мы должны построить, - начальник развернул второй лист, - здесь вы многое не поймете, но потом все станет яснее, когда привыкнете и обживетесь. Уголь у нас хороший, антрацит, и лежит неглубоко... Вот смотрите, темная полоска по бугорку проходит - это его выходы. За этот след мы с вами и уцепимся, и пойдем, пойдем в глубину, пока не доберемся до настоящего пласта. Стволы у нас будут не вертикальные, а наклонные... Теперь другой вопрос: где вы будете жить? На проекте это имеет вот такой вид, смотрите. - Он развернул еще один лист бумаги, на котором был изображен поселок, состоящий из стандартных домиков, обсаженных деревьями. - Поселок будет размещаться в балочке, около ручья. Как видите, нарисовано хорошо, но все это еще нужно построить.

Комсомольцы невольно посмотрели в сторону балочки, на которую начальник показал рукой, но там ничего не было, только ветер трепал одинокий куст жесткого степного терна.

- А сейчас где будем жить?

- Пока будете жить тоже здесь. Сегодня в балочке поставим палатки, а потом что - нибудь придумаем.

- Вот здорово! - выкрикнула Анастасия Цыбулько. - Совсем как на войне.

- Подождите, - прервал Анастасию начальник, - будет еще вам всяко: и как на войне и как в глубоком тылу. Еще один вопрос: где вам питаться? Отвечаю: поставим специальную палатку, привезем кухню, это будет временная столовая.

Теперь последний и самый главный вопрос: как вы, люди без всякой квалификации, будете строить такое сложное сооружение? Отвечаю: вас разобьют на бригады, которыми будут руководить квалифицированные люди. Работы достанется на вашу долю много: надо закладывать фундаменты, готовить площадки, бетон растворять - одним словом, строить. Но в это же время и учиться будете. Расчет такой, чтобы через четыре месяца, с началом весны, старых бригадиров от вас забрать и послать на другие шахты: слава богу, в Донбассе, кроме комсомольских шахт, еще кое - что строится. Особо вопрос стоит о молодых проходчиках. Стволы будут проходить две бригады: товарищей Мирослава Кравчука, кстати, вашего земляка, и Владимира Макарова. Вот они стоят рядом. - Бондур показал на двух крепких парней в брезентовых спецовках. - А когда двух бригад будет мало, понадобятся свои бригадиры. Стало быть, парням придется ознакомиться с горным техминимумом и поработать под землей. Вот как будто и все. Нет, еще не все. Прошу запомнить, товарищи и друзья: шахтерский труд тяжелый и почетный. Этой зимой тяжеловато вам будет. Главное - жить неудобно, и снег вот - вот выпадет. Но, я думаю, если все вместе возьмемся, то и холод, и неудобства, и зиму, и угольные пласты одолеем.

- Ура - а - а! - закричал Григорий Погребняк и сыграл туш.

Бондура передернуло, точно от зубной боли. Он посмотрел вниз и, увидев Погребняка, зло сказал:

- Ты уже здесь очутился?!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены