Открыватели болотных кладов

В Смирнов| опубликовано в номере №759, январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Торф. Что мы знаем о нем? До последнего времени «болотную землю» привыкли считать топливом, и только топливом.

Новые достижения науки позволили открыть в торфе удивительные свойства. Торф стал химическим сырьем. И не случайно поэтому в наметках семилетнего плана предусмотрено развитие такой отрасли промышленности, как торфохимия.

Какие же новые богатства обнаружены в торфе? Чтобы ответить на этот вопрос, заглянем в Институт торфа Белорусской академии наук. О болотных кладах расскажут те, кто помогал их открывать.

1

Близ деревни Дукора, под Минском, находится опытная установка по производству воска. Она принадлежит Институту торфа.

Вместе с двадцатипятилетним инженером комсомольцем Петром Фалюшиным мы поднялись на второй этаж, к тяжелым бакам - экстракторам. В них - то и происходит все «таинство» образования воска.

- Немало пришлось потрудиться, прежде чем опыт в Дукоре удался, - сказал Фалюшин.

В лаборатории производство воска выглядело просто. Размельченный торф засыпали в экстрактор - полый цилиндр, в который подавался подогретый бензин. Бензин растворял торфяной воск, и темно - коричневый раствор - мисцелла - убегал в стеклянный бак с блестящей пружиной змеевика. Затем расплавленный воск густел, его обрабатывали кислотами, пока он не превращался в молочно - прозрачную хрупкую массу.

Другое дело в промышленном производстве, хотя и опытном. Здесь, в Дукоре, сначала все давалось с трудом: то неожиданно падало давление пара, то просачивался где - то в трубке бензин...

Летом перед пуском заводской установки едва ли не все научные сотрудники Института торфа переехали в Дукору. Нервничали. Помогали устанавливать экстракторы. Директор института Петр Илларионович Белькевич работал и за плотника и за слесаря...

... Воск. Тысячи тонн этого пластического вещества приходится ввозить из - за границы. В Южной Америке воск соскабливают ножами с листьев пальмы карнаубы и отправляют во все части света. Карнаубский воск широко применяется при полировке кузовов автомашин. Воск нужен и для точного литья. Воск требуется мебельным, карандашным, обувным, бумажным фабрикам...

Понятна поэтому радость работников Института торфа, когда спустя несколько месяцев опытный заводик в Дукоре начал давать продукцию. Первую партию воска отразили на различные предприятия. Петр Фалюшин старательно выводил адреса на фанерных бирках: «Москва, завод «Калибр», «Ереван, совнархоз», «Минск, автозавод»...

Прошло еще несколько месяцев. И вот на имя доктора химических наук Белькевича стали поступать письма. Главный инженер завода «Калибр» сообщал, что результаты получены отличные, и просил прислать партию воска - килограммов шестьсот. «Хотя бы еще с полтонны воска!» - просили автомобилестроители Минска. Об успешных испытаниях сообщали с фабрики имени Сакко и Ванцетти, из Института звукозаписи, из мебельной артели «Родина», из управления «Главискожа».

Опыт, поставленный в Дукоре, полностью оправдал себя. Сейчас рядом со старым заводиком возводится предприятие с годовой производительностью торфяного воска в 200 тонн. Уже готова «коробка» здания. Через год большой Дукорский завод войдет в строй.

- Понимаете ли, - говорит Фалюшин, - килограмм нашего воска стоит восемь рублей, а килограмм привозного - двадцать четыре. Приплюсуйте к двум сотням тонн воска тысячи тонн брикета, которые будет давать предприятие. Получится, что завод окупит себя за три - четыре месяца работы...

2

Центральный научно - исследовательский институт механической обработки дерева. Здесь недавно испытывали новый тип торфяно - стружечных плит.

Как изготавливались эти плиты? Научный сотрудник Института торфа Мария Баранчикова привезла в ЦНИИМОД торфяной деготь. Из него был получен так называемый фенольный клей, который смешали со стружками и, поместив под пресс, изготовили плиты. Высохнув, плиты стали твердыми и легкими, как доски. Их можно было резать пилой, рубить топором, они держали тепло и не пропускали влаги.

Предстояло испытать новый материал на прочность. Мария Баранчикова очень волновалась: ЦНИИМОД давал оценку ее двухлетней работе. Черную плиту с белыми вкраплениями стружек, напоминающую отполированный мрамор, положили под пресс. Чугунная ладонь пресса тяжело опустилась на мраморную поверхность. Стрелка манометра двинулась по кругу. Казалось, вот - вот раздастся треск: 100, 120, 130... 150 килограммов на квадратный сантиметр! При таком давлении лопнет любая доска. Торфяная плита держалась.

Новый материал годился для строительства. Он был дешевле древесины.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены