От вечерок до комсомола

Ребрин| опубликовано в номере №27, апрель 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я - ЮНСЕЛЬКОР, теперь работаю в редакции сибирской газеты «Путь Молодежи». Жил я все время в деревне, поселке Первомайском, это порядочная глушь, можно сказать, «медвежий угол».

«Смену» я начал читать только после приезда в город и, признаюсь, меня всегда огорчало то, что в «Смене» нет ничего о нашей сибирской жизни. И я решил написать письмо, правда, я буду говорить о деревне, но думаю, что деревенскому материалу в «Смене» отказа не будет, так как городским комсомольцам тоже нужно знать, как живет комсомол в деревне, да еще в сибирской глуши. Я возьму некоторые характерные моменты, хотя это, может быть, придаст моему письму отрывочный характер. Возьмем один из таких моментов, как работа по вовлечению крестьянских девушек в комсомол.

Привлечением крестьянских девушек в комсомол мы не можем похвастать.

Не так давно у нас проводились сельские собрания и районные конференции беспартийной молодежи. Прошли они с успехом. Интерес к конференциям был громадный. В иных местах делегатам не давали подвод, так они приходили пешком за 20 30 верст. В отношении же привлечения девушек были предприняты тоже беспартийные собрания и конференции, и они почти повсеместно провалились. Я не могу забыть, как я ожидал на конференцию делегаток в одном районе, и, вместо делегаток, из одного захолустного поселка приехали ребята. В чем дело, спрашиваю; а вот, говорят, девушек не могли никак собрать, три раза десятский бегал, оповещал, ни одна не пришла. Собрались тогда парни, из них и выбрали делегатов на девичью конференцию. «Куда же девушки ушли?» - спрашиваю их. «На вечерки, вечерки у нас первое дело: там вся молодежь, а на собраниях редко кто бывает». Я не знаю, похожи ли российские посиделки на наши вечерки или нет? У нас, напр., о посиделках не имеют представления, у нас - вечерки.

В этом письме я и хочу дать краткое описание того, что из себя представляют эти вечерки. Для вечерки откупается какая - нибудь изба у бедной вдовы или крестьянина. Несмотря на то, что каждый крестьянин относится к вечеркам как к чему - то нехорошему и ни один крестьянин не согласится у себя в доме вечерку устроить, но все же своих детей пускает туда и всегда дает средства на откуп, считая это своим долгом. И вот в тесной избушке собирается молодежь. Скверно горит коптилка. Накурено, хоть топор вешай, по углам шепчутся пары, девушки сидят на коленях у ребят, рослый гармонист лихо наяривает «Чечетку», излюбленный танец; два парня, что есть мочи, топают ногами, стараясь друг друга покрыть. Девчата поют частушки. Шум и гам до последней степени. Когда это все наскучит, начинаются игры, которые и являются самой похабной частью вечерки. «Давайте в соседники», - кричит кто - то. - «Давайте». Выбирают палача с палачихой, в обязанность которых входит пороть ремнем тех, кто не захочет подчиняться игре, или тех, кто совсем не захочет играть. В этой игре пары рассаживаются в определенном порядке, палач с палачихой ходят и спрашивают: «какой город любишь?» Ответ обычно бывает похабный, выдуманное название, производное от какого - нибудь нецензурного слова. Надо заметить, что на вечерках существует порядок беспрекословного хулиганства и матюков, которые сыплются по самому ничтожному поводу. Но мы опять вернемся к игре. Когда палач переспросит всех, «какой город любишь», начинаются вопросы: «а что в вашем городе делают?» Ответы существуют самые разнообразные, из них я приведу два: допустим, парень отвечает: «коней куют». Тогда палач выводит пару на середину, берут ремень и, держа его на аршин, а для девушки нарочно выше, закладывают на него ногу парня, и один пинками в подошву подковывает; тоже проделывают и с девушкой. После окончания: соседи целуются несколько раз. Если ответ: «дрова рубят», то обоих толчками в спину заставляют невольно целоваться.

ЖЕНИТЬБА - еще более отвратительная игра - Выбирается жених, который под пение куплетов выбирает невесту и всю родню. В это время девки поют: «Выбирай невесту, Выбирай богатую»,

с припевом: «Ах, сад мой, сад, виноград зеленый».

Этими же куплетами предлагают выбирать богатого зятя, шурина, тещу и проч. В конце концов получается сплошная нелепость.

Девки поют:

«Съели мы пирожочек. Тестю пиночек».

И тестю, неведомо за что, надают иной раз очень изрядно в зубы.

Дальше поют: «Выпили кружку пива, Дали шурину в рыло».

Шурина точно так же награждают тумаком.

Всегда при этих играх возникает драка, какой - нибудь соперник так угостит зятюшка, что тому приходится уходить с вечерки с изрядным синяком, как будто с настоящей свадьбы. И вот эти - то вечерки - беда и зло для молодой деревни: в них трудно влить новое содержание.

Комсомольские ячейки ведут с ними все же борьбу. Девушки начинают просыпаться и тянуться к новому. Ряд писем в газету «Путь Молодежи» говорит о том, что девушки начинают вступать в союз и активно участвовать в работе. Политчитка, спектакль или собрание - девушки, как всегда, одной кучей валят в ячейку с неизменной частушкой на губах, это - комсомолки. С беспартийными дело обстоит хуже. Несознательные родители не пускают, да и кулацкие сынки тоже достаточно агитируют. Они знают, что если девушка уйдет с вечерки в комсомол, то уйдет и вся бедняцкая молодежь. В комсомол кулацкого сынка не примут, а на вечерке один сидеть не будешь. В одном месте девушки вместо вечерок стали ходить в читальню и на комсомольские собрания, так их по вечерам подкараулили сыновья зажиточных мужиков и стали заворачивать на вечерки; девушки не пошли, те стали грозиться убить, но девушки заявили: «только троньте, до суда дело доведем!» Это был первый серьезный отпор пробуждающейся девушки.

Вопрос с родителями более серьезен. «В читальню не ходи, по улице шляйся, а в комсомол нельзя. Почему? Потому что там непристойные речи про бога говорят, батюшку ругают, а каково отцу с матерью, когда дети безбожники, да добро, если парень, а то дочь. Это им кажется из рук вон, и родители не пускают девушек в комсомол в большинстве случаев. Одна комсомолка мне рассказывала: «Прихожу я к подруге, зову ее на девичью конференцию, родители не пускают. Она мне и говорит: «Вот охота в комсомол записаться, да разве такие отпустят: достаточно, говорят, что по читальням да по спектаклям шляешься, дальше некуда, а в комсомоле и без тебя хорошо»...

О религиозности самой девушки не приходится говорить. Сами девчата признаются, что, «дескать, мы в церковь ходим, чтобы тяте с мамой глаза отвести, - потолкаться с парнями, а помолится кто нибудь другой за нас.

И в частушке, ярко отражающей улицу, девушка это подчеркивает:

«Не пошла бы я к обедне -

Вижу, цыпочка прошел.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены