О хоккее и о себе

опубликовано в номере №950, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Владимир Викулов и Виктор Полупанов об Анатолии Фирсове

— Наш «Батяня». Это — главное. И только потом уже — самый лучший советский хоккеист. Умеет все. И думать в ходе матча, и пас дать такой, что понять не успеваешь, как же это он сделал, и броску по воротам учиться у него надо. А «фехтование»? Ни один мушкетер, даже в кино, не владел так шпагой, как Толя клюшкой. «Нанизать» трех соперников чуть ли не на полуметре — это для него не задача. А финт!.. Иногда ставим себя на место защитника, который должен играть против Фирсова, и радуемся, что мы нападающие. Толя обладает фантастической техникой, набор его финтов, приемов обводки, паса, броска практически неограничен.

Веселый, заводной, душа звена. Верный товарищ. В игре он по-спортивному злой, иногда даже вспыльчивый. Но если проигрываем, не сердится, не объясняет неудачу нашими ошибками. Замечаний у него немного, и всегда деловые. Анатолий приучил нас быть в игре внимательными и собранными. Приучил не уговорами, а пасами, которые бывают неожиданными не только для соперников.

Не знаем, о чем беседует порой Фирсов с нашим старшим тренером Анатолием Владимировичем Тарасовым, но едва ли не в каждом матче нам приходится решать какую-то новую тактическую задачу. В любой игре мы чему-то учимся.

Недостатки? А разве у Фирсова есть недостатки?..

Толя для нас не просто великолепный партнер, лидер звена. Он старший товарищ. Он начал играть раньше нас и застал многих прославленных ветеранов. Николая Сологубова, например. Мы считаем, что Николай, как и Толя, — два самых больших мастера нашего хоккея.

Викулов, Полупанов и Фирсов размышляют об отличии сегодняшнего хоккея от хоккея прежних лет, о путях усиления атаки в ближайшие годы

Виктор и Владимир заранее оговариваются:

— Мы знаем этот хоккей в первую очередь от старших товарищей и тренеров...

ФИРСОВ: Я начинал в пятьдесят девятом и вижу, как изменился хоккей. Сейчас играть и легче и труднее, чем прежде. Почему труднее? Вот несколько штрихов. Шесть-семь лет назад можно было, например, стоять перед воротами соперника и ждать передачу с фланга. Сейчас это кажется невероятным — защитники просто-напросто оттолкнут, ототрут, отвезут тебя от ворот — хоккей с каждым сезоном становится все жестче. Заметно повысился общий уровень ориентировки игроков на поле. Доверчивых, наивных простачков теперь мало. Шайбу забросить значительно сложнее: вратари играют тактически более зрело...

ВИКУЛОВ и ПОЛУПАНОВ: Анатолий Владимирович Тарасов рассказывал нам, что в первые годы относительно техничный хоккеист мог обвести чуть ли не целую команду. Контратаки развивались так медленно, что, «провалившись», потеряв шайбу в зоне соперника, этот игрок еще успевал вернуться назад. А по воротам как бросали? Шайбу, говорят, от льда не всегда оторвать могли. Находились на площадке по три-четыре минуты — и не уставали. Но ведь уметь устать (другими словами, «выложиться», отдать до конца силы игре, партнерам, команде) за 40 — 50 секунд совсем не так просто. Бесполезная беготня только делает тебя смешным.

Труднее нам играть и потому, что сейчас на площадке нет и не может быть «стоячих» игроков, все постоянно движутся, ищут наиболее перспективную позицию, открываются. Нужно все время быть настороже, не расслабляться ни на секунду.

Если в двенадцатиэтажном доме сломается лифт, то, как бы тренирован ни был человек, после девятого-десятого этажа он заметит, что каждый пролет, каждая ступенька дается труднее. Сейчас прибавить к рекорду Брумеля один-два сантиметра, видимо, труднее, чем пять сантиметров к мировому рекорду по прыжкам в высоту сорок лет назад. В хоккее эти два-три сантиметра не поддаются точному измерению, но они, эти сантиметры — разница в классе — реально существуют.

Три ответа о будущем хоккея

ВЛАДИМИР ВИКУЛОВ: Думаю, что хоккей станет более «головастым» — не только каждый спортсмен, но и игра в целом. Хоккей сделает шаг навстречу шахматам. Посмотрите, как играют сегодня Саша Альметов и Веня Александров: отдавая шайбу партнеру, они заранее знают, где и когда получат ее и кому и куда снова отдадут. В шахматах гроссмейстеры рассчитывают основной вариант на двенадцать — пятнадцать ходов. Наверное, и мы можем предугадать ход событий на пять-шесть передач. Передачи эти в общем-то от нас самих и зависят, от нашей выдумки и точности. Мало того, наигрывая на тренировках какие-то комбинации, мы тем самым уже «разучиваем» эти возможные ходы.

И второе. Хоккеисты семидесятого года будут совмещать в своем искусстве две добродетели: умение видеть поле и быстро бегать. Это совсем не так просто, как кажется. Из головы на большой скорости многое выветривается: теряешь из поля зрения партнеров, соперников, не замечаешь рывка товарища. Быстро бежать и одновременно отлично видеть площадку и думать, искать наилучшее решение — задача, которую предстоит решить нам, хоккейной молодежи.

АНАТОЛИИ ФИРСОВ: Будущее хоккея можно определить коротко. Каждый игрок по уровню своего мышления, теоретической и тактической подготовки станет как бы собственным тренером. Ум хорошо, а два — лучше. И если в команде будет не один, не два тренера, а семнадцать, от этого, конечно, станет не только интереснее, но и труднее. Не только ведь у нас, в ЦСКА, появятся семнадцать тренеров.

Хоккей станет более скоростным. На «сверхскоростях» будут двигаться не два-три нападающих, а вся пятерка. Иначе кто-то выпадет из ансамбля. Сейчас на поле я довольно часто применяю обманные финты — соблазняюсь возможностью обвести не одного, а двух-трех соперников. Думаю, что в будущем такие «нанизывания» будут невозможны не только потому, что осмотрительнее станут защитники, — длительная, многоступенчатая обводка влечет за собой тактические длинноты, снижает скорость атаки.

Володя, конечно, прав: самое главное — научиться соображать на площадке, в ходе матча, тем более трудного матча. Задним умом всякий крепок, а вот перестроиться во время игры... Наше звено проиграло в начале этого сезона «Химику» как раз потому, что не смогло быстро найти контрмеры против действий соперников. Не получается что-то одно, немедленно предложить другое — это самое трудное, но и самое интересное в хоккее. И в сегодняшнем хоккее тоже...

ВИКТОР ПОЛУПАНОВ: Мне кажется, что пути усиления атаки прежде всего в увеличении объема работы всех хоккеистов, всей пятерки. Если мы будем больше двигаться (разумно, конечно, в интересах команды), то также много будут вынуждены двигаться и соперники. И если они не подготовлены к повышенному объему нагрузки, то быстрее устанут, начнут все чаще и чаще ошибаться.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены