Неприступные бастионы

Норий Жуков| опубликовано в номере №192, июнь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Крейсер, вздымая маслянистый вал леденеющих вод, в последний раз развернулся в бухте, подошел к стенке и отдал швартовые, чтобы стать в ремонт: за год тревожных скитаний в близких и дальних водах поизносились механизмы, стали покряхтывать подшипники и дурить турбины.

Корабль отдал швартовы. Загремела якорная цепь. Походный вымпел дрогнул и, заколебавшись, пополз вниз, оголяя мачту.

Полундра!...

За высоким парапетом хилый завод спрятал убожество своих цехов. По заводскому двору толпами бродили вчерашние мелкие хозяйчики, сегодня впервые пришедшие на завод. Администраторы, сидя в конторе, уныло щелкали костяшками счетов и заявляли, что ремонт корабля не может быть окончен ни одним днем раньше 15 мая.

«Сачки» путали детали, лодырничали и портили работу. «Сачок» во флоте - ругательное слово. «Сачок» -

лодырь, разгильдяй, прорывщик...

И в первый же день ремонта краснофлотцы, с досадой, вспомнив, как прекрасно в прошлом году была проведена ремонтная кампания в Николаеве, подняли шум:

- Полундра! Не дадим в обиду корабль! По рукам «сачков»! Крейсер должен выйти в море 1 мая и ни днем не позже...

... Так началась замечательная эпопея под названием - ремонт крейсера «Червона Украiна».

Машины молодеют

Далеко за полночь, когда рабочие покидают корабль и вахтенные щупают ночь штыком, оберегая крейсер, - где-то глубоко в трюме возится у токарного станка краснофлотец Кузьмин.

С него градом катится пот. Ему нелегко дается наука. Но он решил во что бы то ни стало постичь тайну токарного искусства, чтобы принять активное участие в ремонте. Еще ночь... Еще... И Кузьмин превращается в заправского мастерового.

Горнист Васильев по сути никакого отношения к машинам не имеет, но он отдает ремонту все свое свободное время. А хозяева машин - Киреев, Луковников, Буринец, Йодис - те дни и ночи проводят у машин: в дни, когда сердце у крейсера вынуто и положено на операционный стол, - в эти ли дни думать об отдыхе?

Неслыханные рекорды

От берегов знойной Анатолии темно-синими морскими долинами шла весна. Малахов Курган зеленел молодыми травами и в садах расцветали абрикосы.

Гордый и сильный брат «Червоной Украiни» - «Профинтерн», шустрые миноносцы и даже гигантская плавучая крепость «Парижская Коммуна» уже вышли из клиники, завершив зимний курс лечения, соскребли с бортов ржавчину и копоть и унеслись в голубые просторы.

А «Червона Украiна» все еще стояла у стенки. Неповоротливые «сачки» из морзавода не собирались ускорять темп.

И тогда, чтобы избежать прорыва, славная третья рота, которая к 1 мая шла без единого проступка и в которой было премировано 60 процентов личного состава, - объявила боевой аврал. В трюмах, на палубах, в судовой мастерской - всюду ощущалось биение пульса эпохи. Биение, недоступное людям, в чьих жилах течет холодная кровь и кто предпочитает жалкие рыбачьи катеры могучему крейсеру.

На борту корабля родились неслыханные рекорды. Магистраль, которую рабочие морзавода укладывали за пять дней, краснофлотцы уложили за два дня. Радисты выполнили свой план за 41 день до срока, а электрики отдали ремонту крейсера 1 300 человеко-дней, сэкономив 7 600 рублей. По всем частям, по всем командам поднялся могучий вал ударных рекордов...

... В канун великого 1-го мая омоложенный крейсер распрощался с мало гостеприимной клиникой, задымил всеми своими трубами и, положив на румбе зюйд-ост, умчался в пробный пробег.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены