Не стреляйте в ваших братьев…

Михаил Искрин| опубликовано в номере №1150, апрель 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из обвинительного заключения:

В 1943 году обвиняемая Эмма Гутцельман (бежала из Штадельгеймской тюрьмы, но погибла во время бом-бежни Мюнхена. – М. И.) познакомилась с работающим в фирме Заумве-бера в Мюнхене восточным рабочим Василием Козловым (ученик слесаря из Симферополя, 1924 – 1944. – М. И.). Впоследствии она сообщала ему о положении на Восточном фронте. Однажды, в июле 1943 года, Козлов свел Эмму с руководителем БСВ в Мюнхене Корбуковым (1918 – 1944. – М. И.).

...В понедельник Корбуков без предупреждения появился в ее квартире, она настроила приемник на Москву. Затем Корбуков приходил слушать Московское радио почти каждые вторник и четверг. Время от времени он приводил с собой членов своего штаба Винниченко, д-ра Плахотнюка (ближайшие помощники Корбукова; агронома Н. Плахотнюка нацистский прокурор именует доктором в связи с тем, что у того была кличка Профессор Мельников. – М. И.). В начале июля 1943 года обвиняемый Циммет встретился у супругов Гутцельман с Корбуковым. Побеседовав на политические темы и установив, что оба являются противниками национал-социализма, они договорились пойти к Циммету, чтобы подробнее переговорить о совместной работе...

Во время дальнейших переговоров в октябре 1943 года обвиняемые Циммет, Гутцельман, а также Ярее (погиб во время следствия. – М. И.) составили вместе с русскими лротокол о совместных действиях...

Воспоминания подпольщика М. Турина

Насосная станция, где я работал, стояла возле мастерской, в которой были сложены промасленные бумажные патроны с динамитом весом по сто граммов. Я украдкой пробирался в мастерскую и, набрав патронов, выносил их в условленное место, под насосной станцией. Ночью патроны куда-то исчезали.

В середине мая 1944 года на алюминиево-карбидном заводе в Тингене громыхнул взрыв. Это был первый знак нашего взаимодействия с подпольщиками других лагерей.

Однажды мне удалось заполучить целый ящик патронов. У кладовой остановилась груженная ящиками машина с красным, предостерегающим флажком. Шофер подозвал меня и Петера. Мы сняли с машины восемь двадцатикилограммовых ящиков. Петер попросил у шофера закурить. Тот дал ему и мне по сигарете.

– Здесь не дымите! – сказал он И направился в контору.

Петер побежал курить, а я расположился в тени возле кузницы. Вокруг – никого. Я вскочил на скат, рванул с машины ящик, положил у стены кузницы, где навален разный хлам, торопливо прикрыл обрывками толя и листами железа...

Мне посчастливилось стащить из кладовой еще два патрона. Я передал их Петеру. Тот поблагодарил, но сказал, что получил недавно целый ящик. «От кузнеца...» – догадался я.

Из обвинительного заключения:

...Обвиняемый Мерварт, который владел русским языком, познакомился в августе 1943 года в Мюнхене с восточным рабочим Корбуковым...

В сентябре 1943 года Корбуков пригласил обвиняемого Мерварта пойти с ним на Зедлингторплац. Здесь он познакомил его с обвиняемым Гансом Гутцельманом, потом они пошли вместе на квартиру Циммета, где застали его, а танже Яреса и уже знакомого Меоварту Плахотнюка...

Спустя некоторое время встреча состоялась на квартире Гутцельмана в присутствии его жены... На таких встречах они систематически слушали Московское радио. Циммет приносил для ознакомления составленные им листовки, которые Мерварт каждый раз переводил Корбукову. В заключение они обсудили деятельность организации немецких и русских коммунистов, причем Циммет рассказал о проделанной АНФ работе.

По случаю годовщины Октябрьской революции, 24 октября 1943 года, в лесочке близ Фреймана состоялось тайное собрание, в котором приняло участие 45 членов БСВ...

Воспоминания подпольщика В. Скосарева

Будучи электриком на заводе Деккель, Алексей Мартыненко (член Мюнхенского центра БСВ, кличка Бабич, 1919 – 1944. – М. И.) беспрепятственно ходил по цехам. Веселого Алешу хорошо знали «остовцы», военнопленные и пролетарии-немцы. Общительность электрика не осталась незамеченной.

Вечером в наш барак вломились лагерные полицаи и увели Мартыненко. В воротах он вырвался. Вслед прогремели выстрелы, но Алеша скрылся в лесу и с тех пор, живя нелегально в Мюнхене, стал профессиональным подпольщиком. По его приглашению я приехал на фрейманскую конференцию.

Около часа дня, когда все собрались, Иван Корбуков укрепил на ветках небольшое алое полотнище.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены