Наташа Алексеева

А Исбах| опубликовано в номере №350, декабрь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Меж густых ветвей почти неприметные тянутся нити проводов. Они спускаются в блиндажи, вьются по окопам, доходят до командных и наблюдательных пунктов. В одном месте провода собираются в пучок. Здесь центральная телефонная станция. В комнате сельского каменного дома у коммутатора сидит девушка. Простое, открытое лицо. Несколько едва заметных рябинок на лбу. Добрые глаза. Сейчас эти глаза необычайно серьезны. Идет бой.

- Мадагаскар... Мадагаскар... С вами будет говорить Борнео. Борнео, вас слушает Мадагаскар.

Голос телефонистки Наташи Алексеевой спокоен:

- Сейчас. На Суматре кончают говорить. Мадагаскар, не волнуйтесь, даю Суматру.

Странно звучат далекие, экзотические названия в русских лесах. Но Наташа привыкла к необычным позывным. Они даже нравятся ей. Иногда, в свободную минуту, она берет географическую карту и разыскивает в южных морях далекий Мадагаскар, или Яву, или Азорские острова.

Здешний Мадагаскар ближе, роднее и понятнее. И Наташа знает, что многое зависит от того, насколько быстро она свяжет Мадагаскар с Явой.

А на Яве, на Борнео и на Азорских островах знают ее спокойный голос, привыкли к ее точной, бесперебойной работе.

Только один раз произошла заминка.

Ява вызывала телефонную станцию и не услышала ответа. На Яве уже начали серьезно беспокоиться.

Но через две минуты послышался, как всегда, спокойный голос:

- Слушаю. Ничего. Все в порядке. Даю Борнео.

А за эти две минуты на телефонной станции произошли большие и важные события. Село, в котором находилась станция, подверглось сильному обстрелу вражеской артиллерии. Снаряды рвались совсем близко. Все стекла в доме вылетели. Наташа продолжала работать. Она не раз бывала в сложной обстановке, не раз уже под огнем работала ее станция. Но впервые она так остро ощущала дыхание войны. Испытывала ли она страх? Правду говоря, не было времени подумать об этом. Надо было работать. Ее ждали абоненты.

И вдруг погас свет. Задрожала земля. Посыпались камни и штукатурка. Наташу бросило на пол. Она была оглушена. Лежала и думала: «Это, конечно, снаряд... Неужели конец?»

Она чиркнула спичкой. То, что увидела, сразу успокоило: аппарат лежал на боку, но провода были целы. Несколько открытых глазков настойчиво смотрели на нее. С каждой секундой открывались новые глазки. Наташу звали. Где - то шел бой.

- Слушаю, - сказала она. - Ничего. Все в порядке. Даю Борнео.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены