Мы учимся во Львове

А Палей| опубликовано в номере №723, июль 1957
  • В закладки
  • Вставить в блог

Немного истории

Переступив порог главного корпуса Львовского политехнического института, вы попадаете в огромный вестибюль. Его классические архитектурные формы, скульптуры, богатейшая роспись, а затем анфилада просторных аудиторий и, наконец, актовый зал, украшенный одиннадцатью аллегорическими картинами, созданными по эскизам и под руководством художника Яна Матейки, - все это надолго приковывает ваше внимание.

Каждый, кто впервые приехал в Львовский политехнический институт и хочет ознакомиться с ним, начинает осмотр с вестибюля. В институте 13 учебных корпусов, 89 лабораторий, 4 музея, 5 учебных мастерских, одна из крупнейших в республике научно - техническая библиотека.

Львовский политехнический институт - старейший технический вуз не только в Советском Союзе, но и в Европе. Однако это не мешает ему переживать вторую молодость.

Обращает на себя внимание латинская надпись, высеченная на фронтоне главного здания: «Искусство и наука»

Правители Австро - Венгрии и буржуазной Польши считали, что овладевать искусством н наукой - дело высокопоставленной знати. В 1844 году, в год создания института, в его аудитории было допущено только 200 студентов, сынков дворян и помещиков. И среди них ни одного украинца.

Только в 1939 году, когда западные земли Украины воссоединились с Украинской Советской Социалистической Республикой, двери политехнического института широко раскрылись для нашей молодежи. Искусство и наука стали безраздельно принадлежать народу.

- Как видите, - говорит директор института Николай Григорьевич Максимович, - сейчас надпись на фронтоне институтского здания зазвучала по - иному, иным стало ее содержание.

Николай Григорьевич - один из первых руководителей институтской комсомольской организации. В дни войны он сражался в рядах украинских партизан. Когда враг был изгнан с Львовщины, Максимович вернулся в родной институт, успешно окончил аспирантуру, защитил диссертацию на звание кандидата технических наук.

Недавно ему довелось в составе делегации Украинской ССР на XI сессии Генеральной Ассамблеи ООН провести несколько месяцев в Америке.

- Я посетил Колумбийский университет, которым когда - то руководил президент Эйзенхауэр, - рассказывает директор. - Во время беседы с американскими деятелями высшей школы кто - то из них спросил меня: «Мистер Максимович, вы, наверное, очень богатый человек, если возглавляете такой крупный институт, как Львовский политехнический?» «Да, очень богатый! - ответил я. - А разбогател в 1939 году. До этого же был очень беден. Даже в ИНСТИТУТ, которым теперь руковожу, меня не допускали».

Тысячи и тысячи земляков Максимовича стали по - настоящему богатыми в незабываемом 1939 году. И заокеанским коллегам Максимовича трудно понять, что богатство человека, живущего в Стране Советов, не исчислить никакими долларами.

Завоеванное счастье

- Знаешь, Василий, третий год учусь в институте, а ощущение радости не покидает ни на минуту. Помню, когда я уезжал на учебу, отец посадил меня рядом с собой и сказал:

«Вот послушай, сынок, одну историю. Дело было при панской власти. Жили в нашей Рыпне два рабочих паренька. Бедны они были до крайности. Но всегда этих хлопцев я встречал с книгами. В селе они считались самыми грамотными. Не беда, что босые и голодные, зато башковитые. Решили они во «Львовскую политехнику» поступать. Добрались до Львова, пришли в институт. А их оттуда выгнали: вот, мол, быдло, что еще задумали... Так и вернулись парни в село ни с чем... Что говорить, у многих раньше такая судьба была. Вот возьми, к примеру, меня. Ведь только при Советской власти грамоте научился. Все это говорю к тому, чтобы ты ценил все то, что дала таким. как мы, Советская власть. И прошу тебя об одном - учись хорошо...»

Паренек, рассказывавший другу об отцовском наказе, - студент нефтепромыслового факультета, отличник учебы комсомолец Роман Шикиринец. Когда в его родное село Рыпне, на Станиславщину, пришла Советская власть, ему едва минуло три года. О тяжелом прошлом своего края он знает лишь по рассказам старших да по книгам.

Когда - то во «Львовской политехнике» слышна была исключительно немецкая и польская речь. Преподавание также велось на этих языках. Вплоть до 1939 года среди профессоров и преподавателей института почти не было украинцев.

Но прошлое кануло в вечность! Давайте пройдемся по многочисленным учебным аудиториям, посетим лаборатории, поприсутствуем на репетициях драматического или хорового коллективов, и везде мы увидим жизнерадостную, веселую украинскую молодежь, услышим язык, на котором создавали свои великие творения Шевченко и Франко.

В первый же день после освобождения Львова от гитлеровских оккупантов в институт приехала большая группа ученых Киева, Харькова, Одессы, Днепропетровска. Они приняли активное участие в восстановлении «Львовской политехники», в организации учебной и научной работы. Постоянно чувствуя помощь и поддержку всей страны, Львовский политехнический мужал, набирался сил. В его стенах росли кадры местной трудовой интеллигенции, армия ученых - выходцев из западных областей Украины.

Немногим более десяти лет назад аспирант Ю. Величко начал работать над кандидатской диссертацией. Сейчас он профессор, доктор технических наук, руководит кафедрой, декан радиотехнического факультета.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены