Морю – комсомольские кадры

В К| опубликовано в номере №154, май 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сначала обычные процедуры: врачи, докторская трубка, постукивание молоточком, измерение роста и груди, потом мандатная комиссия и наконец:

- Явитесь на занятия в полуэкипаж второго, к 7 часам, в Лубянский пассаж.

Принятые довольны «пригодностью», они толпятся в зале, фойе, на лестнице. Всюду толпы ребят, окружившие старых моряков, уставших отвечать на вопросы.

Море, корабли... С этими словами связаны все разговоры.

Моряки, хотя и устали, но с охотой рассказывают о житье - бытье во флоте. Чем дальше заходят рассказы, тем сильнее и больше сыплются вопросы. Каждому хочется узнать все, до мельчайших подробностей, «от клотика до киля», от первого дня службы до заграничных плаваний и демобилизации.

Шумно в Лубянском пассаже. Все галереи забиты комсомольцами. Вскоре раздается команда, и комсомольцы, построенные по ранжиру, рассчитываются по четыре и разбиваются в четыре новых роты.

Через полчаса вновь скомплектованные роты, сделав первую справку (перекличку), рассыпаются по галереям пассажа взводами, и с этого момента начинается первая ступень учебы - повороты на месте.

Каждые полчаса боцманская дудка, просвистев соловьем, привлекает внимание командиров.

- Кон - чай строевые занятия, пять минут о - от - дых, - добавляет соловьиное пение - дежурный по полуэкипажу.

Не успеет командир дать команду «вольно, оправиться», как его наперебой тащат к себе ребята.

Новая дудка, и новое занятие объявляется дежурным.

- Становись!...

Взводы построены, выровнены. Начинается новое занятие по сигналопроизводству - семафор.

Здесь тоже не обошлось без путаницы. Сигнализация флажками перепутала все буквы. Даже кончившие семилетку оказались бессильными в морской азбуке, и ребята, осознав свою неграмотность, рьяно принялись за ее ликвидацию.

- Какая буква? - спрашивает командир, «фокусничая» флажками.

- Аз.

- Это?

- Буки.

- Это?

- Веди! - хором отвечают ребята. Теперь, после месяца занятий, познав премудрости и раскусив вкус семафора, ребята свободно разговаривают между собой при помощи флажков, предпочитая пользоваться семафором даже в дружеской беседе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Из дневника революции

1920 – 1930. Десять лет белопольского вторжения на Украину