Майор Вихрь

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №947, ноябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я посылаю Вам стенограмму совещания у генерал-полковника Нойбута, посвященного вопросам, связанным с решением проблемы очагов славянизма в Европе.

«НОЙБУТ. Господа, существо вопроса, по-видимому, всем присутствующим здесь сегодня знакомо. Поэтому я освобожу себя от тяжкой обязанности обосновывать и теоретически подкреплять, как это любит делать наша официальная пропаганда, необходимость тех акций, которые запланированы. Прошу докладывать соображения.

МЮЛЛЕР. Я поручил практические работы полковникам Дорнфельду и Крауху.

НОЙБУТ. Боюсь, что фамилии я не запомню.

МЮЛЛЕР. Дорнфельд и Краух вызваны мной. Они готовы к докладу.

НОЙБУТ. Нет смысла. Видимо, вы, как руководитель инженерной службы, сможете объяснить нам все тонкости. Вопросы, которые, вероятно, возникнут, вы решите позже.

МЮЛЛЕР. Я готов.

НОЙБУТ. Пожалуйста, мой друг, я — весь внимание.

МЮЛЛЕР. Форт Пастерник, находящийся в девяти километрах от города, вот он здесь, на карте, оборудован нами в штаб по выполнению акции. Сюда будут проведены электрокабельные прожилины. Старый город, Крепость, Храм, Старый Рынок, Университет и все остальные здания, представляющие собой сколько-нибудь значительную ценность, будут заминированы.

НОЙБУТ. Нет, нет, Мюллер. Такую формулировку наверняка отвергнут в ставке рейхсфюрера. Речь идет обо всех зданиях, всех, я подчеркиваю. Мы — солдаты, а не исследователи, и не нам определять ценности исторических памятников. Акция только в том случае будет действенной, когда будет уничтожено все, а не выборочные объекты. Да и потом, в случае уничтожения выборочным порядком наиболее ценных памятников будущее может обвинить нас в вандализме. Полное уничтожение оправдывается логикой войны.

БРИГАДЕНФЮРЕР СС БИРГОФ. Господин генерал, думаю, что вопрос оправдания наших действий в будущем должен больше всего занимать ведомство доктора Геббельса.

НОЙБУТ. Биргоф, после первой мировой войны вам было лет десять или больше?

БИРГОФ. Мне было семь лет, господин генерал, но я живу будущим, а не прошедшим.

НОЙБУТ. Вам следовало бы родиться язычником на острове Пасхи, а не партийным деятелем в нашей армии. Дальнейшие дискуссии я считаю излишними.

БИРГОФ. Я высказывал свою искреннюю точку зрения.

НОЙБУТ. Их у вас две? Или больше? Мюллер, продолжайте.

МЮЛЛЕР. Мы внесем коррективы. Все здания будут заминированы. Центр — в форте Пастернак, охрану которого должны нести войска СС, может в любую необходимую минуту поднять Краков на воздух. В целях маскировки мы проведем несколько рвов якобы в целях ремонта водопровода и кабеля. Это позволит нам ввести в заблуждение возможных красных агентов, а также местное националистическое подполье.

НОЙБУТ. Между прочим, Биргоф, я плакал слезами восторга в Лувре. Я бы возражал против этой акции, если бы не отдавал себе отчета в том, что она необходима как военное мероприятие.

БИРГОФ. Какие мины вы думаете употребить? Не может ли случиться так, что Краков взлетит на воздух в то время, когда наши солдаты будут спать в кроватях?

МЮЛЛЕР. Поляки не пойдут на самоуничтожение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены