Кто старое забудет…

М Марин| опубликовано в номере №998, декабрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 1960 году пришел в сборную молодой тренер Б. Кочкин, пришел не один, а со своей ученицей Л. Скобликовой. Раньше без своих учеников в сборную тренеры вообще не приходили: Аниканов, Сопов, Летчфорд, Чесной, Калинин, Кудрявцев — они все приходили, как говорят, не с пустыми руками.

Но после Б. Кочкина никто из тренеров не привел с собой в сборную ни одного выдающегося спортсмена — ни Красильников, ни Степаненко, ни Цыбин, ни Ивашкин, ни Кубаткин и ни Стенин. Они искали «звезд» уже в сборной. «Звезды» понимали, что не их, «звезд», судьба зависит от тренеров, а тренерская от «звезд». И бывало, что «звезды» меняли тренеров, и не только своих личных, но и тренеров сборной.

Вот так медленно, но верно вырисовывалась линия поведения тренеров сборной — бог с ними, с нашими коньками, только бы мой (в лучшем случае — мои) выступил хорошо.

Вот до чего дошло дело.

Это уже не методика. Это уже наша, журналистская тема. Но лучше бы ее не было, честное слово. А уж коли она есть, мы обязаны говорить, ибо молчать не имеем права.

Против нас теперь воюет на мировой конькобежной арене большой и сильный отряд соперников из Скандинавии, Голландии, ФРГ, Японии, США...

И нам мало победить, скажем, в матче шведов или норвежцев. Задача у нас куда сложнее — надо вернуть себе лидерство в мировых коньках.

Говорят: «Как же не стыдно проигрывать голландцам? Сколько людей живет в Голландии и сколько у нас? Неужели среди миллионов молодых людей нельзя найти десяток Феркерков?» Но почему только Голландия? Надо прибавить и Швецию, и Норвегию, и ФРГ, и Японию, и США, и Финляндию, и ГДР.

Тогда, говоря языком экономистов, разница в количестве конькобежных «звезд» на душу (молодую!) населения у нас и у наших объединенных соперников не будет столь разительной. Но и это еще не все. Надо сказать и о «плотности конькобежного населения».

Голландия — невелика страна. Но конькобежным спортом в Голландии занимаются миллионы людей, чуть ли не каждый молодой голландец умеет (и что особенно важно — любит!) кататься на коньках. То же и в Норвегии.

Мне однажды пришлось брать интервью у маленьких норвежцев — ребятишек лет пяти-шести. И эти маленькие норвежцы посрамили меня. Я спросил: «А на коньках вы умеете бегать?» Ребятишки хором ответили: «Мы — норвежцы». Всех своих кумиров они знали в лицо, знали рекорды, подробности из биографий Майера, Стиансена, Гуттормсена...

У нас таких болельщиков, пожалуй, редко теперь увидишь на катках. Вот на хоккейных стадионах их тысячи, а на катках... На катки они не ходят: не в почете у нас коньки. А ведь когда-то было иначе...

Я родился в Горьком. Это был конькобежный город, и мы, горьковские мальчишки, знали толк в коньках, любили коньки, и ходить на каток было для нас чуть ли не главным занятием.

И вот в марте 1968 года в Горьком проходил первый Кубок СССР по конькам. Трибуны пусты. Старые, верные конькам болельщики еще пришли, чтобы поворчать, вспомнить, «как раньше-то бегали», а ребят не видно.

И трибуны пустуют, и лед по вечерам пуст. «Массовое катание», билеты на которое еще совсем недавно было так же трудно добыть, как билеты на хоккейный матч «Торпедо» — «Спартак», давно уже не массовое. Название только осталось...

Так обстоят дела в Горьком. Не лучше и в Свердловске, и в Москве, и в Ленинграде. Но ведь Горький, Свердловск, Ленинград, Москва — это все «конькобежные города». А что же делается в неконькобежных?

Так что разговоры о количестве населения у «них» и у «нас» не совсем убедительны, не точны. Надо говорить не просто о количестве населения, а о количестве, так сказать, конькобежного населения. У нас оно меньше, чем в странах Скандинавии и Голландии. Это и без статистики видно.

Надо, пока не поздно, браться за восстановление престижа, как бы ни трудна была эта работа. Конечно, проще всего за нее взяться, если вдруг Малыхин победит Феркерка, Керченко побьет рекорды Майера, а Титова станет чемпионкой мира... Но «вдруг» ничего не бывает. А чтобы не вдруг, а закономерно победить наших грозных соперников, надо начинать с азов, с «массового катания».

Пять лет назад в том же Горьком, где трибуны катков пустуют теперь даже в дни чемпионатов страны, были проведены «Горьковские игры». Продолжались они четыре дня, на манер Олимпиад — в день по дистанции. Реклама была отменной. Соревновались на четырех катках — сормовском, автозаводском, «Динамо» и «Воднике». Каждый день — факельное шествие. Директор «Красного Сормова» факел зажигал, и директор автозавода зажигал. Знаменитые ветераны В. Кузнецова, Г. Пискунов, Е. Летчфорд, С. Паромова вышли на лед и не только вручили победителям свои призы, но и прошли с победителями по льду круг почета. Все было красиво, торжественно, как в былые времена. Тысячи людей приходили каждый вечер на катки. А потом отбоя не было от ребят; каждый тренер получил пополнение в свои худосочные конькобежные группы.

Можно, значит, проводить соревнования и без участия чемпионов. А можно погубить соревнования, в которых участвуют и чемпионы. Все дело в организации.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены