Костя-«водопроводчик»

Виктор Зерин| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Борис Иванович настаивал на своем:

- Печь нужно капитально ремонтировать. Она работает сверх положенного.

В конце концов порешили как - нибудь дотянуть до первого числа. Борис Иванович нехотя уступил: согласился на горячий ремонт.

В субботу, когда Костя появился в цехе, бригада слесарей уже готовилась к горячему ремонту. Борис Иванович возился с ватниками и валенками, подыскивая по своему росту.

Костя сразу догадался, что механик собирается лезть в печь. Он выхватил из его рук ватник, и тут от удивления все даже рты раскрыли: между механиком и слесарем началась грубая перебранка. Такого еще не бывало...

В полдень в цехе собралось все начальство. Нине хорошо было видно со своего места, что делалось у печи. Слесари прогнали конвейер, снимая с него люльки. Василий притащил ведро с молоком. Борис Иванович подошел к смотровому окну. Откуда - то из - за печи вывернулся Костя. Он был в валенках, телогрейке и ватных брюках. Стаз у окна, о чем - то заговорил с механиком. Нина видела, как Борис Иванович нахмурился и рукой отстранил от себя Костю.

- Да, плакала наша премия! - раздался рядом голос.

Нина вздрогнула от неожиданности. На столик облокотился Гриша. Он кивнул в сторону печи:

- Смотришь? Вряд ли что выйдет. В печи сумасшедшая жарища.

- Но ведь туда вентилятор гонит холодный воздух!

- Что там вентилятор! Это все равно, что мертвому припарки. Температура стенок около двухсот градусов!

И он пошел к печи, повторяя на ходу:

- Пропала премия.

Нине почему - то вдруг стало не по себе. Между тем у печи происходило непонятное: Костя продолжал что - то горячо доказывать Борису Ивановичу, а тот только отмахивался. Но вот он протянул электрическую лампу с длинным шнуром, Костя засмеялся и нахлобучил шапку. Нина поняла: парень собирается лезть в печь - и усмехнулась: «Это он - то, «водопроводчик»?» Она приподнялась со скамьи и стала наблюдать, как Костя медленно, неуклюже забирался в печь, словно пятящийся в берлогу медвежонок. Когда он совсем скрылся, с ее лица исчезла ироническая улыбка.

- Двести градусов! - проговорила с тревогой Нина. Почему она вдруг забеспокоилась? Самой было непонятно...

Время тянулось страшно медленно. Сколько это продолжалось - десять, двадцать минут или час? Наконец из печи показалась голова Кости, ребята подхватили его под мышки. Он сидел на полу и, как рыба, вытащенная из воды, жадно ловил ртом воздух. По багровому лицу стекали ручейки пота. Шрам на лице стал фиолетовым. Ему дали молока. Он одним рывком опрокинул кружку. По его подбородку потекли белые струйки, спадая на тяжело ходивший кадык. Борис Иванович подошел к отверстию печи, но Костя встал и загородил собой отверстие. И Нина увидела, как он снова полез в черный провал...

Ее позвали. Когда она вернулась к своему столику, ремонт печи уже закончили. Люди разошлись. Нина поискала (Глазами Костю - ей так захотелось увидеть его сейчас, сказать что - нибудь хорошее, но вспомнила саркастическую улыбку, колючие искорки в глазах, насмешливый голос... Нет! Не стоит. Засмеет.

Работа не клеилась. Нина пыталась писать, а перед глазами стояло лицо Кости. В конце концов она не выдержала и решительно пошла к слесарке. Перед дверью остановилась, услышав приглушенный голос Кости:

- Видишь этот шрам? Это с войны. На эсминце перед боем лопнула водогрейная трубка. Я был самый подходящий по комплекции и полез в горячую топку. Там потерял сознание...

- Ну и как же?... - спросил другой голос. Нине показалось, что это говорил Василий.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены