Корнеевцы

Светлана Подорванова| опубликовано в номере №1175, май 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бригада

– Дядя Толя, что делать будем? – Это у Вовы Ольховского вместо приветствия. Начинается обычный рабочий день.

Вова, сдвинув вязаную тапочку на левое ухо, с любопытством заглядывает в глаза Анатолия Ивановича. «И уж работу всю освоил и, кажется, привык к бригаде, а глаза любопытные, как и в первый день», – с удовольствием отметил Корнеев.

В цех Вову привел его отец – Захар Николаевич, старейший работник завода. «Чтоб до армии парень не болтался без дела. Пусть привыкает к работе», – объяснил он бригадиру. Анатолий Иванович стал присматриваться к парню. Хватка к работе у Владимира оказалась отцовская. Сидеть без дела он ни минуты не мог.

Как всегда перед началом смены, ребята, обсудив все шайбы, заброшенные накануне бравыми хоккеистами, распределяли между собой задание дня. Анатолий Иванович только в первое время вел предварительную разметку работы на день. Даже завел специальную тетрадку, расчертил ее на графы и еще дома аккуратно записывал, кого из рабочих на какой участок поставить. За пять лет его бригадирства технология модулей наладилась, и поэтому необходимость делать записи отпала.

За смену предстояло выполнить семь операций по сборке модуля – детали для сепаратора-пароперегревателя. Для восемнадцати человек бригады, казалось бы, это не так много. Но работа была неравнозначна: простая и сложная, требующая быстрой реакции, терпения, почти ювелирной отточки. Поэтому у ребят в работе всегда была взаимозаменяемость. И Корнеева это радовало. Он поощрял их самостоятельность, понимая, что от этого пропадает тягучее однообразие труда.

– Анатолий Иванович, понимаете, дело какое. – Юра Лопатухин замялся. – В готовом модуле одна трубка течь дала...

Такое случалось редко. Ребята уже год работали с личным клеймом. Корнеевцы добились звания «Бригада высокого качества выпускаемой продукции». И хотя раз в три месяца собиралась новая комиссия проверять работу, еще не было случая, чтобы ребятам не выдавали повторного удостоверения.

– Может, выбросить ее и поскорее новую поставить? – осторожно предложил Юра и тут же пожалел о сказанном. Ведь хорошо знал, что бригадир не позволит разбрасываться деталями. Он всегда подходил к таким вопросам по-хозяйски. И дело не только в экономии продукции – не мог Корнеев спокойно переносить брака в работе. По опыту знал, что редко бывают безнадежные детали, которым место только на свалке.

– Недосмотрели – надо исправлять. Зови Выжанова, пусть рассчитает, может, подправим.

Юра Лопатухин в первую очередь помчался успокаивать ребят. Они ожидали решения бригадира. Чья была вина в течи трубки, они не выясняли. Считали, что всей бригады. Да и трудно теперь определить, отчего это произошло. Может, попалась трубка тонкостенная и не выдержала испытания на прочность наперекор всем техническим расчетам или при развальцовке деталь неплотно прилегла к корпусу трубной доски...

В Викторе Выжанове ребята были уверены. Уж он все сделает: и возможное, и даже невозможное. До поступления в политехнический институт Виктор работал в бригаде Корнеева слесарем-сборщиком, четыре года был секретарем комсомольской организации цеха. После третьего курса его перевели в технологическое бюро старшим технологом. Тогда он сказал ребятам: «Теперь от меня цеху больше пользы будет». Действительно, к нему часто обращались за помощью, обычно в связи с рационализаторскими предложениями. Возникла как-то у Леши Шапорова идея сделать новую «геометрию» заточки зенкера (инструмента для подрезки труб в модуле) – тут же к Выжанову. Так, мол, и так. Виктор сделал чертеж, набросал схему; разобрались в деталях – и стойкость зенкера увеличилась в 15 раз. Он хорошо знал работу своей бывшей бригады. Когда Корнеев в начале прошлого года предложил изменить технологию сборки модулей, Виктор сразу же поддержал идею бригадира. Экономический эффект составил около двенадцати тысяч рублей в год.

– Анатолий Иванович, я думаю, дело поправимое, – сказал Выжанов, закончив повторную проверку модуля. – Придется еще раз ее развальцевать.

Корнеев облегченно вздохнул.

– Осторожно.

Ребята, окружившие гидростенд и наблюдавшие, как модуль с наполненным водой межтрубным пространством доводят до давления в 90 атмосфер, расступились. Модуль, поднятый краном, медленно поплыл по цеху.

Новички

Почти в центре цеха, за железной загородкой, на которой красными огромными буквами было написано «Не курить», на длинных скамьях сидят новички бригады. Рядом стоят ведра со специальным обезжиривающим раствором. Они очищают от масел и грязи корпуса полых трубочек. Корнеев, заметив, что новички кривятся от резкого запаха бензина, царящего в этом закутке, улыбнулся. Они выполняли первый, самый легкий этап работы. Корнеев постепенно, с каждым днем усложнял для них задание, прикрепляя к ним «старичков», стараясь, чтобы характеры ребят совпадали.

Он постоянно сравнивал новичков друг с другом, как бы делая отметку в памяти: этот схватывает все на лету, видно, с детства привык уважать труд, а вот этого парнишку неизвестно к какой жизни готовили в семье: и ленив и безответствен. Однако понимал Анатолий Иванович, что нелегко прямо со школы входить в четкие, строгие заводские будни. Тут и сменная работа, и план, и качество продукции...

Для самого Корнеева трудовая жизнь началась в январе 1942 года. 14 лет ему было. Во время уроков вошел в класс военный. Разговор был короткий. Стране требовались танки, самолеты, орудия. И весь 7 «А» пошел на завод.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены