Компромиссы исключения

Лариса Беседина| опубликовано в номере №1259, ноябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Знанием своих собственных прав и задач. Знанием того, где у «прожектористов» еще плохо используемые возможности, на отсутствие которых они порой жалуются. Например, какие огромные возможности открывает перед нами совместная работа с органами народного контроля, координирование с ними перспективных и текущих планов, проведение совместных рейдов и смотров.

Однако это только одна сторона дела – технологическая, организационная. Она важна, но, может быть, еще важнее другие моменты деятельности общественников – морально-нравственные. Потому что именно от них в первую очередь зависит, придет ли успех. Особенно нелегкий успех. Когда все решают такие качества дозорных, как умение не остановиться. не свернуть с полпути, когда, может, и кажется, что формально дело вроде бы и завершено, но чувство правды, справедливости подсказывает другое.

Как-то наша рейдовая бригада проверяла общежитие комбината. Вывод оказался следующим: комендант Е. Десятова злоупотребляет своим служебным положением. За неучитываемую дополнительную плату, а говоря проще и точнее – взятку, она пускала в общежитие «на постой» посторонних людей. При этом она еще и выделяла в отведенные им комнаты лучшую мебель, телевизоры, холодильники. А рабочие комбината в это время жили в тесноте, в условиях гораздо худших.

Мы привлекли к проверке проживающих в общежитии рабочих, составили акт. собрали под ним многочисленные подписи – нельзя было упускать время, ведь коменданту хватило бы и двадцати минут, чтобы выселить «нелегальных» сразу после нашего ухода... А в администрации комбината нам не поверили... Более того, полупопросили-полупотребовали прекратить попытки раскусить этот орешек. «Но почему?» – не понимали мы. «Не по вашим зубам». Десятову легко пожурили – и все. Окончен рейд.

Мы с этим не согласились. Решили добиваться принятия других, соответствующих мер. Стали добиваться – никак. Прошел месяц, другой. О нас уже пошли слухи: скандалисты. «копатели», клеветники... Обидно было. Появлялась мысль вообще оставить это дело. К тому же вся эта история мешала остальной нашей работе: ведь подобная ситуация обязательно бьет по авторитету «КП». Одни начинают думать о его недобросовестности, другие – о беспомощности. бессилии. Как поднимать потом этот авторитет?

Полгода наши попытки добиться принятия мер по этому рейду не приносили никакого результата. Но в конце концов уже новое руководство комбината поняло нас. Коменданта уволили, в общежитии навели порядок.

Трудный это был урок, но и полезный: уверенность в своей правоте и готовность отстаивать ее, как бы трудно это ни давалось, – разве это личные качества «прожекториста»? Нет, они неотъемлемые составные части его квалификации. Такое уж это дело. Дело, которое, если им честно, серьезно заниматься, в человеке эти качества воспитывает. Качества, важные не только для успеха дела, но и для самого человека.

Для себя я уже давно сделала вывод, что работа в «КП» – самая настоящая жизненная школа, уроки в которой дают незаменимый опыт. Я, например, думала, когда начинала, что важно только честно, грамотно проводить проверки, а результаты придут сами собой. Оказалось, что и их нужно добиваться, и препятствия на этом пути бывают и посложнее, но все-таки и они преодолимы. Были и иные уроки.

Несколько лет назад считалось, что плачевное состояние дел у нас на комбинате с физкультурой и спортом обусловлено отсутствием хорошей базы и методистов. С тех пор у нас появились спортивный зал, лыжная база и, самое главное, – два методиста. Стали мы проверять, как идет работа теперь. Проверяли два дня. Ни в один из них мы не смогли встретиться со штатными методистами С. Исаенко и Л. Звягинцевой. Их просто не бывало на месте. Ничем не смогли помочь ни отдел кадров, ни табельщица заводоуправления, которая тем не менее исправно проставляла им рабочие дни. Очевидно, видеть их для этого ей было не обязательно. Не оказалось их и в спортзале. Практически на комбинате не нашлось человека, который бы мог ответить, где находятся методисты, кто контролирует их работу. Как выяснилось, и в другие дни встретиться с этими товарищами непросто. Председатель цехкома Пржевальская делала такие попытки неоднократно – безрезультатно. Председателю другого цехкома Гончаренко повезло больше: она их видела! Правда, всего раз за семь месяцев, но и это ведь уже что-то... А если серьезно, то физкультурная работа по-прежнему была запущена, отчеты ответственных работников изготавливались по одному принципу – «липа». Многие на комбинате уже задавались вопросом: за что же получают деньги наши штатные методисты?

Обо всем этом мы написали в акте и отчете о рейде, опубликованном в нашей многотиражной газете. И тогда методисты «нашлись». Меня вызвали в партком с документами по рейду. Когда я пришла, там были Исаенко и Звягинцева. Я была уверена, что предстоит разбираться в их деятельности, немного волновалась – уличать людей в глаза в таких вещах не очень-то приятное занятие все-таки. Даже подумала, что. может быть, мы слишком резко написали. Но оказалось, что разбираться предстоит в... нашей деятельности. Оказалось, что они обвиняют... нас. В искажении фактов и еще во многих преувеличениях. И защищаться, так сказать, нужно на самом-то деле мне...

Однако партком признал все заключения и выводы «КП» правильными. Своей жалобой Исаенко и Звягинцева еще более усугубили свое положение... А я, вспоминая это нелегкое объяснение, думала потом. что, приходя в «КП», мы готовим себя к тому, чтобы наступать... А ведь наступать-то будем не только мы. Ведь тут зачастую борьба. Борьба с людьми. Не стоит обольщаться, что, как только явится правда, сразу все всё поймут и признают. Не всегда люди находят в себе силы признать свою неправоту, свои ошибки. Причины тут разные, иногда они заложены в самих людях, иногда в обстоятельствах, в которые они поставлены. И тогда бороться надо. Важно только не забывать, что и когда борешься с людьми, то борешься за людей. За лучшее в них, против того, что пришло в противоречие с моралью нашей жизни. Каждый рейд «прожектористов» должен быть и нравственным уроком. И для них самих и для тех, кто им оказался затронут или даже сильно задет.

Думаю, нравственные выводы каждого рейда должны быть для всех не менее конкретны и очевидны, чем заключения практического плана.

Наверняка на деятельность Исаенко и Звягинцевой реагировали бы иначе, если бы открылось, что у них просто не получается работа – ну, там, не хватает знаний, опыта и т. д. Но вот что люди считали нормальным получать зарплату, практически ничего не делая и не желая делать, всех возмутило особенно. Получать за работу – это же не просто экономический принцип в нашем обществе. Нравственный его аспект не менее важен. И помню, как говорила молодежь, когда заходила речь о работе штатных методистов:

– Да-а... устроились неплохо. Только зарплату получай, а делать ничего не надо...

Нужен был этот рейд, полезен. Но разве менее нужен был всем членам «КП» и тот урок нравственности, которым он стал для нас?

Было за цехом синтеза витамина А-100т тихое болотце. Оно росло и росло, появился даже камыш. Считалось, что это подземные ключи бьют. Из-за этого болотца стала проседать, обваливаться почва как раз там, где проходили канализация, водопроводы. Вот мы и заинтересовались: такого ли уж природного происхождения эта водичка. Привлекли цеховую лабораторию, сделали анализы, и выяснилось, что вода эта оборотная. И должна она поступать с комбината на соседний завод металлоконструкций. Она была совершенно необходима для различных технологических нужд, но поступала в землю. За минуту мы набрали десять литров. Значит, в час ее уходило шестьсот. А сколько уходит прямо в почву, если уже до болота дошло? А сколько было затрачено перед этим средств на то. чтобы ее очистить?

Стали мы искать, кто отвечает за водопровод, по которому она течет, а точнее – из которого вытекает. Выяснили – СУ-6. И еще выяснили, что ремонтом этого объекта оно уже не занималось неизвестно сколько лет. Составили обо всем подробный акт, написали письмо и отправили со всей документацией в СУ. Ждем – никакого эффекта. Вода льется, камыш силу набирает. Звоним. Да, говорят, ваши документы получили, но сейчас нет людей.

Потом не было материалов. Потом – бульдозера. Звонить снова?

Мы собрали всю документацию, представили руководству комбината. рассказали о своих безрезультатных переговорах и предложили: перекрыть воду. Видимо, единственное средство. Разговор шел серьезный, деловой, и наше предложение приняли. Когда воду перекрыли, сразу нашлись и люди, и материалы, и бульдозер. Ремонт занял три дня.

Признаюсь, эту незапланированную работу мы все вспоминаем с удовольствием: сработали четко, солидно, со знанием дела, добились своего. Действовали с уверенностью в своих силах.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены