Код – «Неман»

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1258, октябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Учение – это всегда испытание, испытание воли, мужества, военного мастерства солдат, офицеров, генералов, испытание надежности боевой техники, испытание, к которому идут много недель и месяцев через напряженный ратный труд, учебу, поиск. Именно таким было учение «Неман», прошедшее в районе Паневежиса, Таураге, Алитуса. «Неман» еще раз продемонстрировал высокий уровень боевой и политической подготовки принимавших в нем участие войск, все задачи, поставленные перед учением, были выполнены.

Мы предлагаем нашим читателям рассказ о молодых воинах-комсомольцах, принявших участие в учении «Неман».

Прорыв

К исходу 23 июля передовые наступающие подразделения «северных», измотанные активными действиями «южных», были вынуждены перейти к обороне. Сложилось кажущееся равновесие сторон. Тем не менее «южные», перегруппировав силы и подтянув некоторые резервы, к утру следующего дня уже были в состоянии атаковать и активно готовились к прорыву обороны «северных».

– Не понял, что ли, Филиппов, дочь у тебя родилась!

Комбат надвинулся на Филиппова, высокий, массивный, в лоснящемся от соляра комбинезоне, перекинул планшет за спину, протянул черную широкую ладонь:

– Ну, поздравляю... Связисты с КП передали, им из части звонили, просили тебя разыскать. Три с чем-то там, норма, в общем. Родилась в пятницу, сегодня – вторник, считай, четыре дня ей уже.

...Рывком вытаскивая ноги из черной, липкой жижи, Филиппов шел напрямик через болото к кустарнику, где стояли его танки.

«Как в кино, – думал он, – дочери пятый день, я узнаю об этом только что... Да, хорошо бы цветов в больницу, Лена так любит розы».

Батальон капитана Гаврилова замер, развернувшись фронтом на север, всего в двух с небольшим километрах от линии обороны «противника». Впереди, за низким кустарником, спрятавшим в себе стальные машины, стелилось поле, теснимое с обеих сторон болотами, простреливаемое вдоль и поперек «северными». Но именно здесь «южные» должны были мощным танковым тараном взломать оборону противника, потому что здесь их ожидали меньше всего.

Ровно в 11 часов из-за горизонта черными птицами вырвались первые три пары истребителей. Шли низко, заставляя невольно пригибать головы, оглушая пронзительным ревом. Где-то впереди рванулась расколотая взрывами земля, в ответ тонким лаем зазвенели зенитки. А слева вынырнули из облаков новые пары истребителей-бомбардировщиков и, как с ледяной горы, круто скатились вниз, пикируя над лесом. Они «утюжили» передний край обороны «северных», с самого начала перехватывая инициативу в небе.

– «Пламя», – услышал Филиппов условный сигнал в наушниках шлемофона, означавший команду «заводить моторы». В следующую секунду головные танки вырвались из кустарника.

Почти не снижая скорости, батальон развернулся во взводные колонны и широким фронтом устремился на передовую линию обороны «северных». Филиппов видел всех своих в боковые тримплексы. Танки шли ровно, почти на предельной скорости, разбрызгивая вокруг себя комья черной грязи. Земля наползала, накатывалась на Филиппова, рыхлая от гусениц, опаленная пламенем, неестественно зеленая там, где ее не тронули машины и порох.

А танки шли дальше, наматывая на гусеницы колючую проволоку, плюща в

лепешку ворохи гильз, оставляя за собой брешь, в которую вот-вот хлынут свежие подразделения «южных». Справа фиолетовой неровной стеной качался лес, тихий, мрачный, холодный. Филиппов зажмурил глаза, слезящиеся от пороховой гари. А когда он их вновь открыл, то увидел, как из темной чащи выползают танки с белыми полосами на бортах.

– «Бромы», цели справа, повернуться носами, борта не подставлять, 51-му и 48-му дать дымовую завесу после первых двух залпов, потом – к лесу.

Механик-водитель командирского танка Угянскас послал машину вперед и влево, заметив там крохотный овражек. Совсем мелкий, но он скрыл сползший в него танк, оставив наверху одну только башню. То же сделали остальные – кто свернул за кусты, кто – в порыжевшую высокую траву, рота маскировалась на ходу. А от леса уже спичечными высвер-ками полыхали орудия.

Но едва из-за спины роты вынеслись, наклонив носы к земле, вертолеты, как танки, вынырнув из белой пелены, рванулись следом за ними. Не выдержав двойного удара – с неба и с земли, «северные» откатывались обратно в чащу.

Минут через пять непривычного молчания в наушниках Филиппов вдруг ус-

лышал рокочущий веселый голос комбата:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены