Как мы жили при немцах

опубликовано в номере №395-396, ноябрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Голод и страх

Вместе с немцами в Харьков пришёл голод. Это мучительное чувство не покидало меня ни днём, ни ночью. Вечно хотелось есть, и это желание убивало всякие другие.

В начале 1942 года мама отправила меня в деревню, за 70 километров от города. Там я прожила несколько месяцев и вернулась в Харьков. Но недолго побыла я дома. Немцы почти всю молодёжь отправляли в Германию. Оставаться в Харькове было опасно, и мы с мамой снова ушли в деревню.

На этот раз и деревня уже не спасала от немецкого плена. В сёлах началось то же самое, что и в городах.

И вот мы снова дома, в Харькове. Нас ждут шестнадцать повесток. В каждой строго предписано немедленно явиться на вербовочный пункт с вещами.

Что творилось тогда в городе! Людей хватали на улицах, по ночам стаскивали с постелей и, как скот, гнали на вокзал, в эшелоны. Жизнь стала сущим адом. Мы вздрагивали от каждого шороха, тени своей стали бояться. Страшно было выйти на улицу, страшно оставаться дома. Моя подруга по школе Лена Ильюшенко пряталась от мобилизации в яру. Она уходила туда на целый день вместе с четырёхлетней сестрёнкой, потому что ребёнка оставить было не с кем. Но ей, бедняжке, не удалось спастись. Немецкий часовой обнаружил её и выстрелом в голову уложил на месте. Тут же немцы прикончили и ребёнка.

Соседи по маминой просьбе вешали на дверь нашей квартиры наружный замок, и мы безвыходно сидели взаперти по целым неделям. Но как - то ночью во время очередной облавы немцы стали ломать двери. Мы успели вылезть в окно.

Не знаю, чем бы кончился этот ужас, если бы не пришла Красная Армия. Теперь о жизни при немцах я вспоминаю, как о каком - то кошмарном сне. В. Сербина

Меня пытали

То, о чём я хочу рассказать, произошло со мной нынешним летом, месяца за два до прихода в Харьков наших войск.

Но сперва я должен вернуться немного назад и сказать несколько слов о Володе Коновалове - вечная память ему, бесстрашному комсомольцу и верному другу.

С Володей я знаком давно. Он жил неподалёку от нас, на Основе, и работал киномехаником в железнодорожном клубе. Как и я, Володя увлекался радио. Иногда мы вместе мастерили приёмники, чинили радиоаппаратуру.

Не знаю, сообщил ли кто - нибудь немцам про Володины способности или он сам предложил свои услуги, но только Володя стал работать у них мастером по ремонту радиоаппаратуры. Немцы оборудовали ему небольшую мастерскую и разрешили взять двух подручных.

Как - то Володя увидел у меня случайно завалявшийся старый микрофон и два аккумулятора.

- Виктор, отдай их мне, - настойчиво попросил он.

- Зачем они тебе?

- Нужно.

Я понял, что допытываться бесполезно, и отдал. Месяца через полтора после этого он вызвал меня для серьёзной беседы. Речь шла о моей работе. Я поступил чертежником в депо станции Основа; и Володя потребовал, чтобы я уменьшал размеры в своих чертежах. Тут же он научил меня, как это нужно делать, чтобы не попасться.

Потом я получил ещё одно поручение: приобрести для него у мадьяр фотоаппарат и плёнку к нему. Мадьяры торговали чем угодно, и я без всякого труда выполнил Володино задание.

И вдруг я узнаю, что Володя арестован. Схватили его в субботу, перед вечером.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены