Евгений Аболаков об альпинизме

опубликовано в номере №444, ноябрь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

... Вершина близка. Она влечёт неудержимо. Ничто больше не может остановить альпиниста - ни надвигающаяся темнота, ни признаки начинающейся вьюги. Он идёт вперёд. 7400... 7450... Ещё несколько десятков метров по гребню, к его наивысшей точке - и цель достигнута.

Но силы изменяют человеку. Он падает в снег. Словно тяжёлые молоты стучат в висках. Не хватает кислорода, он задыхается. Он пробует встать, но не удаётся. На четвереньках, шаг за шагом, преодолевает он последние метры пути.

И вот вершина... Памир, величайший горный узел мира, расстилается перед ним грандиозной рельефной картой. Горные цепи и реки глетчеров уходят вдаль, за границы Китая, Индии и Афганистана. Сверху отчётливо видна величественная свита пика Сталина...

Это один из эпизодов восхождения на высочайшую вершину СССР - пик Сталина (высота 7495 метров), которое совершил двенадцать лет назад заслуженный мастер спорта известный советский альпинист Евгении Аболаков. Сейчас Евгений Аболаков - командир Красной Армии, руководитель кафедры альпинизма в одной из офицерских школ.

- Как и у всех советских альпинистов, - говорит Евгений Аболаков, - у меня есть другая, «настоящая» профессия. Я скульптор. В Керчи в 1932 году установлен памятник В. И. Ленину, авторами которого являюсь я и скульптор Писаревский. При входе в выставочный зал «Всекохудожника» стоят две моих скульптуры - «Альпинист» и «Альпинистка». Одна из моих последних скульптур, «Портрет мастера спорта партизана Отечественной войны Евгения Иванова», принята на Всесоюзную художественную выставку. Пристрастие к спортивным темам сказывается в большинстве моих скульптурных работ.

Меня как-то назвали природным скалолазом. Действительно, среди скал и холмов проходили игры моего детства. Я сибиряк, родился и вырос в Красноярске. С ранних лет мы с братом Виталием, ныне также заслуженным мастером спорта по альпинизму, лазали по крутым гранитным скалам знаменитых «Столбов», расположенных в окрестностях города.

Студентом Вхутеина в 1931 году я впервые попал в высокогорный район Кавказа. Горы манили меня, а тут неожиданно представился случай испытать свои силы. В горах затерялась группа альпинистов, пробиравшихся к вершине Миссестау - отрогу главного Кавказского хребта. На помощь им выслали спасательную экспедицию. Я, мой брат Виталий и Валентина Чередова были включены в её состав. Всем троим нам удалось достигнуть вершины. Это было первое восхождение, первый серьёзный урок.

Этим же летом наша тройка решила совершить ещё одно восхождение - на основную вершину этой части хребта - Дых-тау. Задача была не из лёгких. Дых-тау, вершина которой достигает высоты 5198 метров, относится к четвёртой категории сложности из пяти категорий, на которые у альпинистов подразделяются восхождения на горы. Полные сил и молодого задора, мы не побоялись трудного похода. Мы уверенно пробирались вверх, вырубая ступени в отвесных ледяных скалах, осторожно переползая по снежным мостам через пропасти, цепляясь за острия скалистых гребней, порой таких ажурных, что они светились насквозь. Только максимальная осторожность и бдительность, забота друг о друге позволили избежать нам, в ту пору малоопытным альпинистам, опасностей, которые подстерегают любителей этого спорта на каждом шагу. Погода благоприятствовала нам, и восхождение на Дых-тау мы совершили за три дня. Это было не только нашим личным достижением, но и успехом развивавшегося молодого советского альпинизма.

Восхождение на Дых-тау дало столько ни с чем не сравнимых впечатлений от величественной красоты суровых гор, необычности красок и радости победы, что альпинизм окончательно покорил меня. Я стал заядлым альпинистом. И с тех пор побывал на многих горных вершинах.

В 1933 году, участвуя в Памирской экспедиции, мне одному из двенадцати альпинистов удалось взойти на вершину пика Сталина. Памирская экспедиция была захватывающе интересна от начала до конца. Мы увидели высокогорную пустыню, безбрежные хребты, узнали резкие колебания температуры на протяжении одних суток - от среднеазиатской жары до полярных морозов. Бездонные трещины в ледниках, гигантские ледяные лавины и каменные обвалы, срывающиеся со скал, долгий, опасный путь, порой нечеловеческое напряжение воли... И недостижимая вершина завоёвана!

Трагические события омрачили одно из дальнейших восхождений - подъём на Хан-Тенгри - главную вершину Тянь-Шаня. Изумительно красивая, вся сложенная из мрамора, с очень крутыми склонами, эта гора очень трудна для восхождения. В походе один из моих спутников погиб, три сильно пострадали. В числе пострадавших был и брат Виталий.

Последующие годы объектом моих экспедиций были вновь кавказские хребты. Я участвовал в первом советском траверсе обеих вершин Ужбы, которая долгое время была под силу только первоклассным европейским мастерам-альпинистам, и совершил первое советское восхождение на главную вершину Шхельды. Вслед за тем я и альпинист Миклашевский осуществили рекордный траверс семи вершин - от Дых-тау до Коштантау. Последним перед войной был - тоже рекордный - траверс трёх не исследованных ранее вершин - Цурунгал, Айлама и Нуамкуам, - куда проникли мы с альпинистом Евгением Ивановым.

Годы Великой отечественной войны я находился в рядах Красной Армии, в партизанском отряде под Москвой и в предгорьях Кавказа. В прошлом году в то время, когда советские войска находились на путях к Берлину, трём альпинистам Красной Армии - Михаилу Ануфрикову, Валентину Коломенскому и мне - удалось поделать на Кавказе ещё один высокогорный поход.

Есть на Западном Кавказе горная стена под названием Джугутурлючат. Она состоит из пяти неприступных вершин. Оседлать хребет этой стены давно мечтали не только наши, но и сильнейшие альпинисты мира. И вот в неблагоприятных условиях поздней осени, почти зимы, мы отправились на Джугутурлючат. В течение семи дней лазили мы по отвесным, обледенелым скалам. Особенность этого восхождения состояла в том, что, помимо обычного увесистого рюкзака, за нашими плечами находился дополнительный груз. Этот новый траверс по пяти вершинам мы проделали благополучно.

Совсем недавно я со спасательной экспедицией поднялся в тяжёлых зимних условиях по необычному и трудному пути на гору Ужба.

Наша родина велика. Ещё много заманчивого и неизведанного таят хребты Кавказа, Памира, Тянь-Шаня, Яблоновых и Камчатских гор. Они влекут к себе альпинистов-исследователей.

Альпинизм в нашей стране доступен каждому здоровому человеку. Он закаляет здоровье, воспитывает волю, мужество и инициативу в преодолении трудностей и опасностей на пути к цели. Люди, которые, изучив альпинистскую технику, попадают в горы, получают так много ярких впечатлений и познаний, что влюбляются в этот вид спорта. Их увлекает необычность форм и цвета, величие природы и радость завоевания её. Поезжайте однажды в горы, и вы полюбите их!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены