Если ты любишь труд

В Красильщиков| опубликовано в номере №605, август 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Слово предоставляется вагонной смазчице, лауреату Сталинской премии Антонине Макаровне Ильченко, - объявил председатель.

Тоня замешкалась: первый раз в жизни её так назвали.

- Чего же ты? - толкнул сосед. - Иди!

Она спохватилась, рывком поднялась со стула и пошла к трибуне.

Все собравшиеся на митинг разом повернулись к проходу, с любопытством разглядывая невысокую полную девушку в тёмно-синем форменном платье, как будто впервые увидели её.

Тоню заранее предупредили, что она должна выступить, я даже посоветовали написать речь: ведь она никогда раньше не выступала на таких торжественных собраниях. Поднявшись на трибуну и посмотрев в зал, Тоня вдруг сразу поняла: написанное - совсем не то, что нужно говорить. От волнения на глазах y неё выступили слёзы, и ровные круглые буковки, которые она так долго, старательно выводила на тетрадном листе, слились в сплошную сероватую рябь. Она растерялась.

- Не робей! - шепнул ей сидевший неподалёку Андрей Тимофеевич Щебликин. - Расскажи про себя.

И Тоня срывающимся, звонким голосом заговорила о том, как восемнадцатилетней девушкой она пришла ив деревни и поступила в депо разнорабочей. Нелегко было привыкать к новой жизни. Целый день перетаскиваешь вагонный инструмент и запасные части, подметаешь рабочие места ремонтников, ходишь по всяким поручениям, а главного нет: нет профессии.

- А ты что же думала? - сказали ей в комитете комсомола, когда она пришла жаловаться. - Шесть классов окончила, и сразу тебя инженерам? Учись. Хочешь к Щебликину в смену?

Андрей Тимофеевич Щебликин был лучшим среди старших осмотрщиков вагонов станции Красный Лиман, и Тоня с радостью пошла к нему учиться. Приветливо, но настороженно встретил он девушку. Андрей Тимофеевич любил сначала узнать человека, а уж потом и доверять ему.

- Посмотрим., что из тебя выйдет, - оказал он.

- Посмотрим, - задорно тряхнула головой Тоня, несколько озадаченная таким приемам.

- Ишь ты, прыткая какая! - удивился Щебликин. - Вот тебе учительница - «доктор маслёночных наук» Екатерина Архиповна Павленко. Ну, приглядывайся...

В то время Андрей Тимофеевич Щебликин только начинал налаживать работу всей смены по-новому, так, как до сих пор ещё никто в мире не пробовал.

- Пошли, дивчина, - сказала Екатерина Архиповна. - Не серчай на Андрея Тимофеевича: с него много спрашивается, и он со всех спрашивает, но зря не обидит.

Екатерина Архиповна и Тоня отправились к очередному составу. С непривычки хотелось присесть, отдохнуть, но Тоня никому об этом не говорила. Быстро перенимала Тоня знания и сноровку опытной смазчицы. С вниманием подходила к каждой буксе, проверяла её, снаряжала в путь.

- А ты смышлёная! - часто хвалила её Павленко. - Шустроглазая да быстродумная...

Скоро Тоня сдала экзамен и стала работать самостоятельно.

Однажды к ней подошла другая старая смазчица. Как потом узнала Тоня, это была очень плохая, ленивая работница.

- И чего суетится? - сказала она тогда, кивая в сторону Щебликина, устанавливавшего неподалёку вместе с инженерам Котляровым новый станок, сконструированный и сделанный в депо. - Связь какую-то ладят, радио, маршруты осмотров меняют. Сидел бы! В нашем деле всё равно проку не будет. Кто про вагонников вспоминает? Самая завалящая и грязная специальность...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены