Деревенский политсуд

И Ребрин| опубликовано в номере №31, июнь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДА, Ванька Болотов, размахивая руками и ногами, из себя выходил: « Где подсудимые? Подсудимых ведите! Где заседатели? Зови их на сцену. Эй, прокурор, занимай место; черт вас подери, никак не соберешь! Объявлено, что в 7 часов начало, а тут и к 8 - ми не поспеешь» .

Долго уговаривали подсудимых сесть на скамью. « Мало того, что из комсомола выбросили, надсмеяться хотите. Я совсем не виноват; если я виноват, то вон и тот, и тот виноват - всех садите, а я один не сяду» .

Наконец, ребят уговорили. Можно начинать. Открывается занавес.

Народу всяческого в нардоме полно. Кучу свидетелей приперли к самой сцене, а на задних скамейках наседают друг на друга встающие с задних рядов, которым ничего не видно.

Таинственные перешептывания в публике.

- Ково судить - то будут?

- Ваньку Чеканникова, да Степанова.

- За что?

- Стало - быть, набедокурили чего - то.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, сам неуверенный в своих председательских способностях, начинает допрос свидетелей.

- Что вы скажете по обвинению тов. Чеканникова?

- Так, вот, он парень хулиганистый, все его знают, а, потом, на станцию ходит.

- Все на станцию ходят - горячится обвиняемый, - а хулиганил я еще в 20 - м году. Подсудимого успокаивают: « Нельзя перебивать, молчи, в конце будешь говорить» .

Допрашивают свидетельницу Кропачеву.

- Тов. Кропачева, что вы скажете по делу Степанова и Чеканникова?

- Я вам ничего не скажу насчет Степанова, а вот о Чеканникове я кое - что знаю. Он очень плохо обращается с девушками. Вот я возьму пример, по отношению ко мне. Когда мы один раз расспорились, он и говорит: « Ах ты, трехмесячная нахлебница» . - Это он сказал про то, что я ездила на трехмесячные курсы, на которые меня сама ячейка откомандировывала. Больше я ничего не скажу. - Это заявление вызвало смех.

Но остальные показания доказывали виновность Чеканникова, заключавшуюся в недисциплинированности и недостойном комсомольца поведении.

Чеканников, правда, молодой еще комсомолец, вступивший в 23 году, хулиганил, заглядывал в бутылочку, грубо обращался с комсомольцами. Это было доказано.

Дело комсомольца Степанова оказалось интереснее. Степанов - комсомолец с 22 года, батрак. Он был выделен на работу среди батрачества, и, поехавши по району, проштрафился. Собравшимся батракам начал нахвастывать: « Я живу что! Приеду домой, лошадь - работнику: « ну - ка, распрягай, Ванька», - а мое дело маленькое. Есть у меня породистый жеребец. Ээх, брат, тронешь вожжей, так только держись!» Пробовали батраки насчет литературы заикнуться, пожалуйста, насулил, сколько хошь, а также для ячейковых нужд насулил скатертей. « Сколько хошь, приезжай, дадим, у нас их горы непочатые!»

Свидетели показывали нехорошие отзывы крестьян из той деревни, в которой побывал Степанов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены