Дележ

М Горький| опубликовано в номере №288, декабрь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Я? Из Полевой. А ты?

- А я с той, на которой лучше. У меня, брат, нет квартиры - то. Была она... да вчера выгнали вот...

- А ты кто? - тихо спросил мальчик, поднимая голову и заглядывая в лицо своему спутнику.

- Я, брат, лакей был... Ха - ароший лакей! Большие жалованья получал. Ну... спился. От хорошей жизни спился. Где бы держаться мне за фарт и руками и зубами, - я зачертил вовсю. Потому - скучно жить. И больше ничего. Я и давай пить. Попил - и пропал. Здорово попил! Учись вот...

Мальчик молчал. Должно быть, думал, чему можно учиться в этом рассказе. И его спутник тоже молчал.

Так прошли сажен десять...

- Мальчик! - вдруг тихо и просительна начал бывший лакей и почему - то оборвался.

- А? - и мальчик, шагавший задумчиво и неторопливо, приподнял голову.

- Вот что, мальчик... Дал бы ты мне немного милостыни - то? А?

- Ишь ты! - сказал мальчик, сухо усмехаясь. Потом он оттолкнулся в сторону от спутника и, весь съежившись, встал у тумбочки, облокотись на нее и с усмешкой недоверчивого ожидания глядя на своего собеседника. Тот - тоже остановился и зачем - то поправил рваный картуз на своей голове, не передавая говорить:

- Ты рассуди, милый... Отдашь ты деньги своей скаредной тетке. Ну, что ей? Пропьет ведь. А избить тебя - изобьет, так ты лучше сам первый сделай ей назло. А я бы поесть купил чего... И выпил бы тоже, за три копейки, например. Давно я не пил. Ни капельки не пил, брат! - с дрожью в голосе закончил он. Мальчик вдруг пошел прочь от него через дорогу на другую сторону улицы. Когда он, колыхаясь на изогнутых рахитом ногах и выпятив вперед свой острый горб, вошел в полосу света от фонаря, - на мостовую легла черная уродливая тень, легла и исчезла, точно влажная земля растворила и впитала ее в себя. У панели он встал и оглянулся на лакея, смотревшего ему вслед, вытянув шею...

- Не дашь? - раздалось на улице безнадежно - укоряюще и робко. Раздалось и замерло среди тяжелых зданий, холодно смотревших друг на друга светлыми пятнами окон, похожими по своему тусклому блеску на глаза слепцов.

Лакей нерешительно тоже стал переходить улицу...

- Изобьет уж больно, коли мало - то принесешь... - задумчиво произнес маленький горбун навстречу ему.

- Да ты немного! - чуть не шепотом говорил лакей. - Дай пятак, и будет с меня! За три выпью, а на две хлеба с'ем... а? Горбун поднес руки к своему лицу и стал пристально смотреть на них. И тоже что - то шептал. Послышался звон медных монет.

- Пять... три... восемь... семишник... Давай пополам! Черт с ней. Пусть ее лопнет со зла. Вздует, так вздует... Айда! На - ка! Одиннадцать все? - с удовольствием сказал он, протягивая руку.

- Ах ты! Вот мне... и праздник! Спасибо, брат! Вот так - ты! Н - ну! - Как я теперь хвачу за пять? Ах ты, цыпленок! - радостно и смущенно забормотал лакей.

И вдруг он странно изогнулся и сорвался с места так быстро, как будто его больно ударили по животу... Горбик отшатнулся в сторону от него. Но он уже исчез, припрыгивая на ходу. Мальчик посмотрел ему вслед и молча пошел по улице в сторону, противоположную той, где исчез лакей.

Скоро и сам он исчез во тьме улицы.

А на улице было пустынно и темно, и все так же равнодушно и холодно большие белые дома смотрели друг на друга своими слепыми стеклянными глазами...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены