Что таможня может?

  • В закладки
  • Вставить в блог

После введения эффективного таможенного тарифа доходы, которые таможня будет давать государству, возрастут многократно.

Кстати, действенный таможенный тариф и таможенная статистика — основные условия нашего вступления в ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле).

— Вы секретарь партийной организации Главного управления. Верите ли вы, что те люди, кто сейчас у вас работает, способны решить задачи, о которых вы говорите?

Не верил бы — не работал. И в Главном управлении, и на местах — сотни прекрасных, по-настоящему увлеченных специалистов, с которыми не страшно начинать такие большие дела. Поверьте, мой оптимизм базируется не на пустом месте, в его основе вера в мудрость и профессионализм опытных кадров и честолюбивый задор молодежи, объединенные одним стремлением — создать эффективный, надежный таможенный механизм. Горжусь и высоко ценю доверие коммунистов, вновь избравших. меня секретарем партийной организации еще на два года.

Подчас бывает, не скрою, очень трудно, но отступать не привык. Комсомол и, в частности, работа в ЦК ВЛКСМ дали хорошую закалку, научили разбираться в людях.

Остро переживаю, когда нет возможности логически объяснить или решить некоторые вопросы. К примеру, чтобы вышло постановление Совета Министров СССР по материально-техническому обеспечению, мы должны были получить 63 подписи в наших ведомствах! И мы все-таки не смогли в итоге решить вопрос, потому что нас направили на третий круг согласований. Таможня не имеет своих строительных мощностей, но, согласно Закону о государственной границе СССР от 1984 года, соответствующие ведомства должны обустраивать пункты перехода, то есть создавать реальные условия для граждан, которые пересекают государственную границу. Но кто всерьез этим занимается? Каждое ведомство озабочено только одним: выполнением объема товарооборота и собственным строительством. Хочу подчеркнуть: мы же не себе на кабинеты просим — сделайте хотя бы электрический свет в некоторых пунктах перехода на границе...

Когда первый раз слушали на Секретариате ЦК вопрос о таможне, мы принесли альбом. В нем есть фотографии старых, еще дореволюционных таможен, а рядом то, что от них сейчас осталось. Вопрос этот не только наш, ведь таможня — визитная карточка страны. Если хотим получать от таможни миллиарды, то нужно и вложить миллионы.

— Леонид Аркадьевич, не могли бы привести пример, из которого было бы видно, что с улучшением международных контактов мы получили какие-то реальные результаты, например, в борьбе с наркоманией?

— Полтора года назад в журнале «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» была опубликована статья под названием «Наркотерроризм», где прямо обвинялись Советский Союз и ряд социалистических стран якобы в потворствовании транзиту наркотиков через свои территории с целью отравления жителей западноевропейских капиталистических государств. Мы не стали писать опровержения, ответом были несколько совместных операций с таможенными службами, в том числе капиталистических стран. В результате только в течение полутора последних лет нашими органами было задержано свыше 11 тонн наркотиков, что в дальнейшем позволило выявить и арестовать группы наркомафии в ряде стран. Первая операция подобного плана была у нас с голландцами, затем с Канадой. А вот с английской таможенной службой был даже подписан совместный документ о сотрудничестве в этой области. На очереди таможенные службы США, Швеции, ФРГ, Франции и других стран.

— Выходит, и в былые годы мы отлавливали, скажем, наркотики, но Запад об этом просто ничего не знал? Или мы взяли эти 11 тонн за полтора года только благодаря взаимодействию с таможенными службами других стран?

Будем говорить так: задержание наркотиков — заслуга работников советской таможни, а дальнейшее развитие событий — результат совместных действий, то есть без сотрудничества в этой сфере невозможно эффективно работать. Есть данные, что международная наркомафия располагает 500 миллиардами долларов в обороте, примерно такую же сумму использует на подкуп должностных лиц и рекламную деятельность. Так что таможня воюет с гигантской империей, и борьба эта беспощадная.

Сейчас перед таможенными службами зарубежных, особенно западноевропейских стран, мы ставим вопрос так: СССР не может только за собственные деньги обустраивать свои границы для предотвращения контрабандного ввоза в ваши страны наркотиков, давайте это делать совместно под эгидой, например, совета таможенного сотрудничества. Кстати, Фонд по борьбе с наркотиками ООН очень заинтересовался этой идеей и поддержал ее. Ведь надо иметь в виду, что одна только установка по контролю контейнеров стоит свыше десяти миллионов долларов. Если мы будем делать все это только за свои деньги, то, наверное, это будет не совсем справедливо.

— А что вы можете сказать о контактах с соцстранами?

— В целом они развиваются успешно, но придется сказать не самые приятные слова в адрес Совета Экономической Взаимопомощи. Начну с того, что капиталистические страны Европы, создавая европейский рынок в 1957 году, в первую очередь решали вопросы снижения таможенных пошлин, ликвидации всевозможных барьеров, одним словом, создавали таможенный союз. За прошедшие 30 лет они подошли к созданию единого внутреннего рынка. А мы?.. В рамках такой колоссальной организации, как Совет Экономической Взаимопомощи, за все эти годы ни разу не был даже рассмотрен ни один таможенный вопрос! Полагаю, что целый ряд проблем, над которыми мы сейчас бьемся, даже не появился бы на свет при условии четкой таможенной регуляции на единой основе.

— Леонид Аркадьевич, насколько известно, развитые страны заинтересованы в том, чтобы их товары покупали за границей; фирменные магазины даже выплачивают скидку для жителей других государств в благодарность за то, что они купили эти товары.

— Это так. Более того, в ряде капстран существует жесткий контроль за тем, чтобы вывозили именно новые товары, а не старые. Потому что вывоз новых дает стимул для производства. Вот почему вводится скидка для тех, кто вывозит. Почему мы не можем этого сделать? Да у нас нечего сейчас вывозить. Хотя некоторые ведомства пытаются заработать валюту любой ценой. Был я недавно в Антверпене, видел- на складах сотни наших холодильников. Мы продаем их по мизерной цене. Берут их для того, чтобы снять наш мотор, выбросить и поставить японский, сменить корпус, перекрасить и только после этого запустить в продажу. В результате таких манипуляций нам достаются гроши. Так не правильнее ли наряду с планомерным и продуманным выходом на внешние рынки отдавать приоритет все-таки советскому потребителю, ведь он, право, того заслуживает?

— Сейчас идут разговоры о том, что таможня ввела большие пошлины на все товары и привезти их невозможно.

Это не соответствует истине. Более того, все наши правила в течение последних лет подвергались изменениям только в сторону либерализации. Как и прежде, сейчас мы разрешаем ввозить в СССР по одному предмету видео- и радиотехники каждого наименования беспошлинно. То есть можно ввезти один телевизор, один магнитофон, одну магнитолу и т. д. Не знаю, хватит ли средств для того, чтобы все это приобрести на легально полученную валюту... Пошлина будет взиматься за второй, третий предмет. Что же касается введения с 1 февраля сего года ограничений на вывоз ряда товаров из СССР, то меры эти временные и объясняются они внутренним дефицитом.

...К сожалению, пустые прилавки наших магазинов порождают спекуляцию. Например, персональный компьютер в Бельгии стоит около пятидесяти — семидесяти тысяч франков. Эта цена доступна для советских людей, которые бывают здесь в командировках, и особенно тех, кто работает в Бельгии длительный ррок. Но этот компьютер у нас на черном рынке стоит около 40 — 50 тысяч советских рублей. Вот и приходится нашим сотрудникам наблюдать все чаще в Шереметьеве-2 картину «торжественной» передачи больших сумм за упаковки с иностранными наклейками.

— Одно дело, если человек берет персональный компьютер для дома, и другое — если несколько штук для перепродажи.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Без иллюзии

С профессором Борисом Искаковым беседует Александр Бойко.