Был талантлив вопреки всему

Аркадий Полехин| опубликовано в номере №1364, март 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Уважаемая редакция! Я – постоянный читатель клуба «Музыка с тобой». И вот хочу высказать предложение. Не так давно «Смена» рассказала о композиторе доглинковского периода Фомине – ярком, интереснейшем музыканте с трагической судьбой. Но ведь была целая плеяда российских композиторов, имена и произведения которых знают теперь разве что профессиональные музыканты. Я считаю, что Бортнянского, Березовского, Хандошкина, Веделя должны знать все, особенно молодежь. Пожалуйста, продолжайте знакомить нас с композиторами прошлого».

Лена ВАСИЛЬЕВА, Лопатино Московской обл.

Мы выполняем просьбу нашей читательницы и рассказываем в этом выпуске музыкального клуба «Смены» о Максиме Березовском.

Самым загадочным в истории русской музыки до нынешнего дня остается, пожалуй, имя Максима Березовского. Многие его произведения, документы и даже факты биографии утеряны: Россия XVIII века чрезвычайно молчалива, та пора хранила многие духовные ценности плохо.

Устоявшаяся дата рождения Березовского – 16 октября 1745 года. Родился он в Глухове Черниговской губернии и, вероятно, обучался в местной певческой школе, основанной в 1738 году.

Открытие певческой школы именно в Глухове не случайно – этот край славился богатыми песенными традициями. Вне сомнения, Максим Березовский с детства был хорошо знаком не только с украинским фольклором, но и с русским, если учесть, что Черниговская область граничит с не менее песенными областями России – Брянской и Курской. Некоторые ученики этой школы свое дальнейшее обучение продолжали в Киевской академии, считавшейся крупнейшим учебным заведением Украины. Многих своих воспитанников – ученых, писателей, музыкантов – она посылала в Россию.

Известно, что в академии изучали музыкальную грамоту, обучались пению по нотам и игре на музыкальных инструментах. К концу XVIII века хор Киевской академии насчитывал более трехсот человек, а оркестр – свыше ста, что было необходимо для постановок ученических спектаклей – «школьных драм». Для подобных «драматических действ» писал музыку и Березовский. Сохранились сведения, что его композиции на два, три и восемь голосов пользовались успехом у преподавателей и воспитанников. Разножанровость музыки школьных драм – светский кант, церковные хоры, партесные композиции, песенный фольклор – способствовала художественному развитию начинающего композитора. Позже единение этих жанров выявится в творчестве Березовского на высочайшем профессиональном уровне европейски образованного мастера.

Многие историки сообщают, что в академии Березовский учился «игре на скрипке», но более всего «преуспел в пении».

До последнего времени точно не знали, каким вокальным голосом обладал Березовский. После целого ряда уточнений и сопоставлений документов подтверждено научное провидение профессора Ю. Келдыша, что у Березовского был высокий голос, или, как писал Н. Кукольник в повести о композиторе, «серебряный тенор». Именно поэтому 29 июня 1758 года Березовский зачислен в штат престолонаследника Петра Ш певцом. Обычно Петр Ш, выезжая из Петербурга в Ораниенбаум, брал с собой весь штат музыкантов и танцоров, дабы они его увеселяли и развлекали. В 1762 году, вскоре после дворцового переворота, Екатерина II переводит всех «ораниенбаумских артистов» в итальянскую труппу. Иностранные музыканты, приглашаемые ко двору, не всегда знали национальную культуру России, однако способствовали подготовке и воспитанию русских музыкантов. Учителями Березовского были итальянцы, оценившие его одаренность. Юный певец исполняет ответственные партии в операх Ф. Арайи «Александр в Индии», В. Манфредини «Узнанная Семирамида», а в 1764 году, вероятно, совместно с Д. Бортнянским участвует в опере «Альцевта».

В личной жизни восемнадцатилетнего музыканта происходит перемена: он женится на танцовщице Франциске Иберешер. «У певчего Максима Березовского Российского театра италианской компании состоялось 19 октября 1763 года бракосочетание с танцевальной девицей той же компании Франциске Иберешер, состоящей в католическом законе». За два месяца до этого события, 11 августа 1763 года, был издан «Указ о Березовском М.», вероятно, в ответ на прошение композитора, который гласил о разрешении «дозволить жениться» и именем «ея императорского величества» невесте жаловалось платье. Указ лишний раз подчеркивает то низкое социальное положение, в котором находились российские музыканты XVIII века, часто зависимые от прихотей царствующих особ.

Одновременно с участием в опере и пением в придворном хоре Березовский много сочиняет. 22 августа 1766 года, по сообщению камер-курьерского журнала, музыка Березовского звучала для «ея императорского величества», когда она «...пополудни в обыкновенное время изволила выходить в янтарную комнату и забавляться в карты; и в то время, для пробы, придворными певчими пет был концерт, сочиненный музыкантом Березовским». Скорее всего, что в это время и решился вопрос о направлении его за границу для «совершенствования».

В Италии Березовский мог заниматься под руководством крупнейшего теоретика и педагога падре Мартини, который воспитал многих итальянских и иностранных композиторов. У него учились И.-С. Бах, В.- А. Моцарт, чех И. Мысливечек, русские П. Скоков, Д. Бортнянский... Д. Мартини обладал обширной библиотекой, в доме его бывали крупнейшие певцы, композиторы, писатели.

Березовский держал испытания в академии одновременно с «божественным богемцем» Мысливечком. Первым представил свою работу Мысливечек и после голосования был принят в число композиторов – членов академии. Затем «...синьор Максим Березовский представил свою работу, которая была рассмотрена членами жюри, оценена и признана тайным голосованием положительной, и он был принят в число композиторов иностранным членом Академии» Болоньи. Ныне обнаружена авторская рукопись экзаменационной работы Березовского, состоящая из темы и семнадцати тактов.

Березовский, находясь в Италии, обязан был, как и все будущие «пенсионеры» российского государства, высылать на родину отчеты в виде написанных хоровых произведений. К сожалению, большинство из них до сих пор не обнаружено. Из всех хоровых сочинений композитора нам известны, кроме названного экзаменационного антифона, концерты «Господь воцарися», «Не отвержи мене во время старости» и обнаруженный автором этих строк цикл разномасштабных хоров, образующих Литургию. Перу Березовского приписывается еще и концерт «Das Vaterunser». Все хоровые произведения композитора не имеют точных дат в отличие от светских сочинений, созданных Березовским после принятия его в члены Болонской академии.

Газета «Новости света», выходившая в Ливорно, 27 февраля 1773 года писала: «Среди спектаклей, показанных во время последнего карнавала, надо особенно отметить оперу, сочиненную (...) синьором Максимом Березовским, который соединяет живость и хороший вкус с музыкальным знанием». Состоялась премьера оперы Березовского, из которой до нашего времени дошло четыре арии, свидетельствующие об отличном ощущении композитором вокальных особенностей голоса.

Можно предполагать, постановка оперы состоялась потому в Ливорно, что в этом порту приветствовали русский флот, принимавший участие в русско-турецкой войне 1768 – 1774 годов. Заказать ее мог и граф А. Орлов, который в 1770 году снова вернулся в Италию, но уже как герой сражения под Чесмой, где он возглавлял русскую эскадру.

В обнаруженном нами «гроссбухе» конторы придворного театра есть записи, связанные с именем Березовского. Из них мы можем узнать, что его жалованье в Италии составляло «за два года – 1000» рублей, а также (по этим записям) можно более определенно говорить, что в 1774 году Березовский уже возвратился в Россию.

Что могло ждать М. Березовского, который вернулся в «северную столицу» членом Болонской академии, признанным композитором в Италии? Он оказался без должности в певческой капелле. Фаворит Екатерины II Потемкин собирался открывать музыкальную академию в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) и предложить место директора Березовскому, но талантливый композитор этого не дождался.

Березовский почти три года живет надеждами, что его знания, мастерство, талант все-таки понадобятся России. Скорее всего именно в эти годы отчаяния и горечи могли появиться трагические «нотки» в его творчестве. Кульминацией можно считать хоровой концерт, передающий трагическую судьбу композитора, – «Не отвержи мене во время старости», состоящий из четырех частей: «Не отвержи», «Яко реша врази» («Ибо враги мои говорят против меня»), «Боже мой, не удалися от меня», «Да постыдятся и исчезнут враждующие против души моей». Все части объединены начальной интонацией концерта, что придает произведению целостность и особую выразительность. Ощущается и влияние оперной эстетики на драматургическое развитие; вторая часть, например, приближается к форме и образности оперной сцены, вызывающей в памяти сцену Орфея с фуриями из оперы К. Глюка «Орфей» (1762 г.). Но возникает образ не мифологического, а русского Орфея, познавшего поддержку и одобрение итальянских «богов», испытавшего надежды служения искусству на родине, но царствующий Харон лишил его не только всего этого, но и жизни.

Высоко трагически врывается напряженность последнего раздела концерта, написанного (впервые в России) в форме фуги. Не менее важно и то, что Березовский в концерте «Не отвержи» соединил народное с трагическим, и базой явились хоровой жанр и фольклор, знаменное пение и кант. Концерт Березовского по праву можно считать одним из вершинных достижений отечественной хоровой музыки ХУШ столетия и классическим образцом. Под его воздействием находились и современники Березовского и многие композиторы последующих поколений.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гоголь

Силуэты

«Мелодия для актрисы»

Наш корреспондент Сергей Михайлов встретился с народной артисткой СССР Алисой Фрейндлих и записал ее размышления о музыке на сцене и киноэкране