Войди и удивись

Генрих Игитян| опубликовано в номере №1256, сентябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда 13 марта 1970 года в Ереване открылась первая в мире Детская картинная галерея, мы вместе с одним из основателей галереи, Жанной Агамирян, планировали многое из того, что сегодня зримо вырисовывается, обретает жизнь.

Первая выставка называлась «Рисуют дети Еревана». Это естественно, ведь у нас тогда не было еще столь широко развитой «дипломатической» работы по установлению контактов с республиками и другими странами. Но, несмотря на это, уровень выставки был достаточно высоким, о чем свидетельствуют работы, вошедшие с первой выставки в основную экспозицию.

Кроме периодических выставок, у нас есть постоянная выставка, что, собственно, и позволяет называть наш дом музеем, а не просто выставочным залом. Постоянная экспозиция – наша гордость. Уровень работ, собран-

ных в основной экспозиции, особенно высок. Ведь для нее отбираются лучшие работы со всех выставок и поступлений в галерею. От их качества зависит авторитет галереи, как это и бывает во всяком настоящем музее. Качественный критерий во многом стимулирует дальнейшее развитие детского творчества в республике. Он обязывает не только детей, но и взрослых...

Все началось с того, что в витринах уже полученного, вернее, только-только еще выделенного для галереи помещения, появились афиши с призывом ко всем детям Еревана: «Всем! Всем! Всем детям Еревана! Приносите свои работы!»

Наши ожидания не только оправдались, но и превзошли себя. Ежедневно приходилось рассматривать очень большое количество работ. Оказалось, как ни странно, что этого приглашения ждали. Ждали не только взрослые – организаторы галереи, – но и самые маленькие художники, которые рисовали и, конечно, даже не подозревали, пока еще не было галереи, сколько ценного в том, что они создают, как много красоты в их работах и как это всем нужно. Это было начало.

Нам очень помогли несколько педагогов, у которых были детские рисунки, основой же для первой выставки детского рисунка у нас в галерее стала экспозиция, организованная Жанной Агамирян, работавшей тогда инспектором по эстетическому воспитанию в городском отделе народного образования и ставшей в дальнейшем первым директором первой в мире детской картинной галереи.

Ну, а дальше – в наш век колоссальной информации это делается просто – пресса, радио, телевидение разнесли весть о маленькой галерее по всей большой планете. И адрес нашей галереи стал известен в самых неожиданных уголках нашей планеты.

Галерея приобрела настолько большую популярность, что сегодня, кроме афиш и нескольких работ, сопровождающих каждую афишу в витринах галереи, мы практически никакой рекламой не занимаемся.

Можно сказать, что это один из наиболее посещаемых музеев Еревана. Вряд ли найдется хоть один гость, посетивший столицу Армении, который не побывал бы в галерее. Нередко в дни открытия новых выставок не все желающие могут попасть в галерею в первый день. Мы считаем, что лучшая педагогика – это меньше наставлений и больше атмосферы. Та атмосфера чистоты, света, порядка, которая царит в галерее с первого дня ее возникновения, воздействует на детей гораздо больше, чем иногда таблички с надписями: «Не сорить! Не курить! Не шуметь!» Каждый ребенок понимает, что он пришел в свой дом, в свой музей, ему интересно, уютно, его окружает красота, единственное проявление его активности может выражаться в шумных или громких восторгах перед работой сверстника, смехом, удивлением – это у нас не запрещено.

Безусловно, строгий отбор – самый главный стимул воспитания уважения к искусству. Галерея играет принципиальную роль в выработке критериев для оценки детских рисунков. Нас радует то, что рисуют все дети, но это вовсе не означает, что каждый детский рисунок являет сам по себе искусство и что мы можем экспонировать все, что дети рисуют.

Одно дело – самое широкое участие детей в изобразительном творчестве, другое – талантливые дети, которые не просто любят рисовать, а, рисуя, фактически создают произведения искусства.

Во всяком музее могут быть экспонированы только работы, безусловно, талантливых людей, будь то взрослые или дети. Иначе не существовало бы понятие об искусстве, а сама жизнь музеев казалась бы бессмысленной. И нас детские работы интересуют не только потому, что они детские, а потому, что они являются фактом искусства.

Ребенок – это личность. Сам факт выставки повышает его чувство ответственности, он серьезнее относится к себе, к своей работе. Мы уже не боимся того, что маленький мальчик в коротких штанишках играет концерт со взрослым симфоническим оркестром. Мне думается, что вообще мы должны относиться к детям с большим доверием, ибо то, что взрослым иногда кажется игрой, для детей – серьезное дело. И потом не забудьте, что ребенок экспонирует свои работы не в среде взрослых мастеров, а в своей детской галерее. Неужели можно думать, что если маленькая девочка участвует в международных показательных выступлениях на льду, то это пойдет ей во вред? Почему мы не думаем о громадной пользе для остальных детей? «Вот и я так могу, – может сказать каждый из них, – вот и я должен к этому стремиться!»

Вообще педагогическая опека сковывает становление личности: «Он еще маленький! Нельзя его баловать! Нельзя его хвалить!»

Ведь не помешало же признание семилетнему Моцарту стать Моцартом! Не надо обрушивать на детей наши взрослые честолюбивые надежды. Они для детей бывают непосильными. Мы все должны точно знать, что из талантливого ребенка вовсе не обязательно вырастет гениальный художник, и даже в самой глубине

души не должны ожидать этого. Давайте ценить детство за детство, а не за то, что оно обещает в будущем. Талантливые дети не становятся значительными художниками по разным причинам. Может быть, с взрослением у ребенка появится интерес к другой профессии. Может быть, он вообще утратит интерес к искусству – и так бывает. Может быть, у него просто кончатся запасы творческой фантазии, творческого начала, творческого потенциала. Наша цель в другом. Тот, кто рожден художником, тот им и будет. Художниками очень часто становятся и те, кто в детстве не рисовал, например, наш выдающийся современник, армянский художник Минас, талантливый живописец Ашот Ованисян – они росли в деревне, никогда не видели кистей, красок, произведений живописи, но если человек талантлив от природы, этот талант обязательно проявится.

Смешно допускать, что самый талантливый ребенок мог бы создать «Джоконду» или «Страшный суд». Но это вовсе не означает, что к детскому творчеству мы не должны подходить с позиции искусства и не должны его оценивать как искусство. Просто это детское искусство. Оно имеет свои законы и достойно самого большого уважения. И только в том случае, если взрослые художники сохраняют детскую непосредственность, то чистое видение мира, которым обладают дети, только в этом случае они могут достигнуть настоящих высот искусства. Ведь в чем сила талантливых художников? Чем нас радуют Матисс, Миро, Аршил Торки, Пикассо, Сарьян, Минас? Тем, что они, сделавшись большими профессиональными художниками, сохранили чистое и непосредственное отношение к жизни, не потеряли способности радоваться, удивляться и восхищаться.

В искусстве главное не демонстрация навыков, а выразительность. Научиться рисовать может каждый человек, а художники рождаются редко. Ведь не каждый человек, изучающий азбуку, становится писателем, или изучающий музыкальную грамоту – композитором. Они просто приобретают знания. Истинность педагога заключается в умении видеть не класс, а каждого ребенка. Безусловно, к одаренным детям в рисовании он должен относиться с большим вниманием, с большей отдачей времени, не ограничиваясь только часами, отведенными на рисование. Не случайно все хорошие педагоги по рисованию создают в школах кружки, где собираются одаренные дети. К детям же с обычным дарованием он должен относиться с таким же вниманием, прививая им художественные навыки. Что такое ошибки в детском творчестве? Если убирать эти «ошибки», детский рисунок лишится выразительности. Ведь «что-то не так» – это с точки зрения взрослого человека. Ребенок рисует так, как он ощущает и умеет. Если ребенок рисует усы под глазами, значит, так он видит, значит, так он чувствует это лицо и его особенность. Поместите усы куда им положено – под нос – и нет творчества. Когда Ренуара спросили, почему ваша кошка не похожа на настоящую, он ответил, что настоящих кошек производит мой кот, а я занимаюсь живописью. Без преувеличения можно сказать, что наш Музей детского творчества приобрел международный авторитет, слава о нем разнеслась далеко за пределами маленькой Армении, об этом свидетельствуют и многочисленные награды, грамоты, медали армянских ребятишек и многочисленная пресса.

На международном симпозиуме в Токио, посвященном проблемам эстетического воспитания детей и юношества, после моего доклада, сопровождаемого красочными слайдами, демонстрирующими уровень детского рисунка Армении, японские специалисты с видимым сожалением отметили: «Музей детского творчества мог родиться только в социалистической стране. Капиталистическому государству дела нет, а частные лица не заинтересованы». Как-то на встрече в Армянском обществе культурных связей с зарубежными странами такую нее мысль выразили представители США. Многочисленные записи в книге отзывов детской картинной галереи буквально заполнены словами восхищения, преклонения, восторга.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены