Джон Харвей. «Падший ангел»

Джон Харвей| опубликовано в номере №1732, Февраль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Ерунда! Это не я по уши увяз, это вы, голубчик! И не по уши, а с головой! Если бы вы удосужились проверить хоть парочку имен из того списка, что я вам дал, вы бы не задавали мне идиотских вопросов. Я тоже профессионал, и не хуже вас, кстати. Между прочим, если открываю глаза, то вижу некоторые вещи, которые вам видеть не дано. И я не бью человека почем зря. Это больше по вашей части. И вот еще что: девушка умерла не от побоев, а от чего-то другого. Подумайте об этом на досуге, старший инспектор.

Он дал мне высказаться, не перебивая, а когда я закончил, некоторое время сидел молча, потом взглянул на стоявшего позади меня охранника, кивнул в сторону двери, и тот вышел. После того, как мы остались одни, он посмотрел мне в глаза, и тихим спокойным голосом заговорил:

– Почему вы уверены, что девушка умерла не от побоев?

– Я не уверен. Но что-то тут не так. Непохоже, что ее избивали. А по–вашему, от чего она умерла?

– Кто-то вколол ей слишком большую дозу морфина, или чего-то еще…

– Или она сделала это сама, по ошибке.

– Девушка была наркоманкой со стажем, судя по следам от уколов. Значит, понимала, что делает.

– Тогда умышленная передозировка?

– Самоубийство? Вряд ли.

– А меня вы в чем обвиняете?

– Пока ни в чем.

– Значит, я могу идти?

– Убирайтесь, – прошипел он сквозь зубы. – Я не тороплюсь, Митчелл. Я найду вас, как только вы мне понадобитесь, и тогда уж вам не отвертеться. Вы пожалеете о том, что вообще получили свою лицензию.

Я собрал со стола свои бумаги, сложил их в бумажник, со злостью брошенный на стол старшим инспектором, и вышел за дверь.

Позади меня, тихо и медленно, ползла машина – темный «форд» с тремя пассажирами. Один был за рулем, двое сзади.

Мне ничего не оставалось, как не обращать на них внимания. Денег на такси не было, поэтому я решил вернуться в свой офис возле Ковент-Гарден и провести остаток ночи там. Наутро мне предстояло много дел. Например, поискать мистера Хью Благдена. Или того кучерявого типа. Или позвонить Тому Гилмору из Центрального управления Вест-Энда и задать пару вопросов про любезного старшего инспектора. Или… Внезапно я заметил, что уже не слышу шума машины, идущей за мной. Оглядевшись, я заметил, что она припарковалась на углу. Вряд ли у них кончился бензин, скорее всего, они потеряли ко мне интерес или же поняли, куда я направляюсь.

Крыльцо перед входом в офис было невысоким, и я не стал включать свет. Почему? Потому что знал каждую ступеньку и мог подняться даже с закрытыми глазами. Я открыл дверь, не зажигая света, подошел к окну и успел заметить, как погасли габаритные огни автомобиля, припарковавшегося напротив входа в мой офис. Вскоре на ступеньках раздались шаги моих ночных посетителей. Я встал из-за стола, а один из вошедших включил свет. Просто так стоять и ждать я не мог, поэтому начал действовать. Сделав резкий выпад, я нанес одному из них удар в челюсть. Он пошатнулся и начал падать на своего напарника. Тот поддержал приятеля, и они вдвоем дружно набросились на меня.

Очнувшись, я не чувствовал ничего, кроме боли. Болело все. Я лежал на ковре в своем офисе, а по всей комнате были разбросаны бумаги. С трудом поднявшись, я оценил степень бедствия. Что же искали эти парни? Да и что вообще у меня можно найти?

3

Я попытался дозвониться до Гилмора, но дежурный коп сообщил, что его нет на месте... Тогда просмотрел телефонную книгу на предмет Хью Благдена. В книге имелось тринадцать Благденов, но ни у одного не было инициала Х. Тем не менее, я всех их обзвонил. Среди них были рыбак, химик, коммерсант, одна женщина, решившая, что я – продавец из книжного магазина Хэррота, а об остальных вообще упоминать смешно.

Отбросив книгу, я снова набрал номер Вест-Энд Сентрал и наконец-то застал Тома.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Театр сетей

Юзеры на подмостках

Любимая картина Хемингуэя

Полотно Жоана Миро «Ферма»

Роман века

Герцог Бэкингем и Анна Австрийская