Армен Григорян: «Последняя битва будет с собой»

Надежда Панченко| опубликовано в номере №1732, Февраль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Известный рок-музыкант – о путях к спасению, компьютерных играх и реальных полетах

Фото: Юлия Игнатова-Валадо

Черный «кадиллак» сквозь снег и пробки пробирается по Москве в направлении Курского вокзала. Там, в одном из павильонов завода «Арма», ждет нас уютная студия и съемка обложки этого журнала.

Мы – это Армен Григорян, лидер группы «Крематорий», его жена и пиар-директор Дарья Шаталова, водитель Миша и я. Армена Сергеевича мы попросили стать лицом февральской «Смены» потому, что найти более подходящий персонаж для темы Апокалипсис сложно – на протяжении последней четверти века группа постоянно возвращается к этой и подобным мрачным темам, обыгрывая их в иронично-музыкальном ключе. Для экономии времени интервью идет прямо в машине.

- В этом году «Крематорию» предстоит отметить 25-летний юбилей; вы выпустили альбом «Амстердам» после шестилетнего перерыва. Только, смотрю, все в том же ключе – «этот город, как подорванный склад, этот город настоящий ад, там не бывает никогда покоя и тишины. Этот город с рождения встал на тропу войны», «Доктор, эта планета больна. Доктор, с меня хватит. Чужой и враждебной стала Земля, Я теперь Лунатик». Думаете, недалек тот день когда…

– «…наткнется Земля на небесную ось», как у Булгакова. С каждым прожитым годом я считаю катастрофу все более возможной. Мир семимильными шагами к ней идет. Наверное, все будет так, как в Библии: противостояние духов, злых и добрых. И эта битва будет последней. Внутри каждого человека, имею я в виду. А не материальное что-то. Глобальное потепление или земная кора чтобы треснула – в такое я не верю. Будет именно духовный Апокалипсис.

– А что же делать?

– Бежать. Каждый ведь сам решает, оставаться ему или пора смываться. Я считаю, что пора смываться. То есть найти свой собственный остров, создать свой микроклимат, общество; которое поддерживает твое мировоззрение. И жить там по тем представлениям, которые ты считаешь правильным.

– Кстати, о представлениях, которые люди считают правильными. Раньше многие стремились к кремации. Сейчас создаются уж совсем диковинные захоронения – под водой, да на орбите…

– Под водой хорошо таким, как Френсис Дрейк. На орбите – космонавтам. Только кто их там навещать-то будет? Мне абсолютно неважно – что будет потом. Главное – «до». Чтобы было осознание: человек имеет право на жизнь и смерть. А когда общество делает за него выбор, это ужасно.

– Вы про эвтаназию?

– Нет. Вот идете вы домой, а там маньяк. Вас бабушки-дедушки растили, радовались, а тут пришел ублюдок и убил, потому что ему от этого кайф. Поэтому, я считаю, президент и правительство – они должны не за рождаемость бороться, а преступностью заниматься. За деньги не купишь ни демографию, ни счастье, тем более.

Сейчас, впрочем, даже не понимаешь, с кем бороться. Сделано абсолютно все, что-бы нивелировать личность. Давление толпы, стереотипов может привести к полному отсутствию общества, состоящего из личностей! Будет масса, запрограммированная на разрушение. Поэтому, конечно, есть соблазн смыться и спрятаться от этого стада баранов, несущихся к краю пропасти. Их не остановить. А пастыри, которые приходят к ним, думают не о стаде, а о себе самих.

Нужна гражданская позиция, путь к созиданию. Вчера вот встречал приятеля, он кашляет, от него пахнет неважно, говорит, хочу бросить, но курит одну за одной. Это разрушение себя, что мне на определенном этапе вдруг стало совсем ненужным. Года два уже прошло, как я бросил курить, абсолютно просто и легко, хотя я не думал, что это вообще может когда-то произойти.

С алкоголем иначе – я предпочитаю все-таки пить. Но ограниченно и только вкусные напитки. Потому что как-то догоняться в этой жизни надо! Смотреть на мир трезвыми глазами – прямой путь в психиатрическую больницу. Знаете, что в Японии меньше всего пьют, но больше лежат в психушке? А во Франции наоборот, психушек мало, зато алкашей полно.

Я, кстати, думаю, что России никакой Апокалипсис не угрожает. Финляндии там или стерильной Норвегии – очень может быть. Из уроков биологии помню, почему млекопитающие выжили, а динозавры вымерли. Потомства ящеры приносили мало, сами были большие. Но их было немного, и потому, когда случилась катастрофа, динозавры все и вымерли. А млекопитающие были маленькие, жили не очень долго, и это заставляло их плодиться чаще. Поэтому мы с вами и едем в этой машине, а динозавры в музеях пребывают.

Еще помню школьные занятия по НВП. Был у нас майор Барановский, очень хороший дяденька. В рамках занятий нас иногда возил в Московский дом пионеров и там показывал страшные ужасы, как в Штатах для нас готовят ракеты. Убеждал, что американский империализм рано или поздно приведет планету к цугундеру.

А мы, Советы, голуби мира, конечно. Тогда психология была пролетарская. В игре каждый рвался быть не ковбоем, а индейцем, то есть немножко угнетенным. Вот такое ожидание Апокалипсиса нам внушали тогда. Хотя…почему-то мы из СССР помним только плохое, а ведь много было и созидательного.!

Я вот макулатуру сдавал однажды.

– Я тоже, и даже, кажется, несколько раз.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Бабушкин балет

История о том, как шведский режиссер выпустил на сцену обычных старушек вместе с танцорами-профи

Парижский романс

Эдуард Хиль был воплощением оптимизма на советской эстраде

Гимн женщине

3 апреля 1920 родился Юрий Нагибин

в этом номере

Любимая картина Хемингуэя

Полотно Жоана Миро «Ферма»

Театр сетей

Юзеры на подмостках

Сергей Заяицкий. «Человек без площади»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко