«Знает, может, хочет, успевает»

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №1096, январь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Например, говорили, что в салоне низок потолок, что неудобно вручную проводить массаж сердца. Разумеется, мы можем сделать машину повыше, но она станет более громоздкой, не такой верткой, устойчивой, как сейчас, снизится ее скорость, что зачастую имеет первостепенное значение для спасения человека. Сейчас «рафии» может въехать в любую подворотню, пробраться под деревьями, развернуться в тесном дворе. Стань он повыше — эти ценные качества пропадут. Тем не менее мы внимательно отнеслись н критическим замечаниям. Чуть-чуть опустим пол в салоне, в будущем сделаем раздвижную крышу, поставим специальный прибор для массажа сердца.

Так что хороший инженер должен уметь пользоваться и «чужими» знаниями.

— Думаю, и вы согласитесь с тем, что круг вопросов, решать которые под силу инженерам вашего завода, все-таки очень узок. Хорошо, что некоторым зарубежным специалистам несколько не понравилась только внутренняя планировка «рафика». Тут вы смогли быстро найти и принять оптимальное решение. Ну, а если бы их не устроила скорость или, скажем, недостаточно «мягкая» подвеска? Ведь выжать лишние километры за счет поисков более совершенных аэродинамических форм уже нельзя: тут все резервы вами исчерпаны. Ставить более мощный мотор вы не сможете — двигатель поставляет «смежник», который ориентируется в своем производстве не на мелкосерийный РАФ, а на автогигант. Последний и «заказывает музыку». А вы только под нее подстраиваетесь. И передний мост и задний — тоже от «смежника». И опять-таки собирает он их не по вашим, а своим чертежам, исходит при расчете из своих, а не ваших задач. Уверен, таких «не рижских» узлов — имею в виду адрес не изготовителя, а основного заказчика — в вашем микроавтобусе немало.

Забудем на время о неизбежных в этой ситуации последствиях для вашей машины. Будем говорить только о росте инженерности кадров, их творческом поиске. Зависимость завода от других предприятий, от того, как они разворачивают или модернизируют собственное производство, осваивают новую продукцию или десятый год кряду штампуют старую, эта зависимость, хотите вы или нет, накладывает отпечаток на труд ваших инженеров.

— Интересы народного хозяйства страны заставляют внедрять широкую кооперацию в промышленности. И небольшие заводы — такова уж их судьба — вынуждены порой подстраиваться под производство и технологические процессы более крупных родственных предприятий.

Возьмем, к примеру, автомобильный завод в Тольятти, который со временем сможет собирать по шестьсот с лишним тысяч «Жигулей» в год. Специальный шинный завод изготовляет для него резину, стекольный — стекло. Листа для кузовов нужно столько, что можно полностью загрузить жигулевским профилем мощный прокатный стан. И дело не только в количестве продукции, которую должны поставить ВАЗу «смежники», но и в ее особом, продиктованном требованиями «Жигулей» качестве. И мощность мотора, и «мягкость» подвески, и толщина, даже химический состав металла — все оптимально рассчитано и подогнано под технические требования именно этой малолитражки. Массовое производство оправдает затраты на поиски и исследования и специальное «жигулевское» исполнение.

По идее, мы тоже могли бы рассчитать и сконструировать Для «рафика» собственный мотор, свою подвеску, заказать даже особый стальной прокат для кузова, ходовую часть. Наверное, машина получилась бы получше той, что мы выпускаем сейчас, и уж совершенно точно — во много раз дороже. Мелкосерийное производство не может компенсировать дорогостоящие исследования и специальное исполнение. Поэтому, когда вазовские конструкторы, говоря условно, ищут свое решение, свой путь к новой модели, они диктуют свои технические условия прокатчикам, резчикам, моторостроителям, химикам. Нашим же инженерам и конструкторам при поисках нового приходится подчиняться, если можно так выразиться, диктату тех моделей и конструкций отдельных узлов и элементов автомобиля, которые уже найдены и запущены в производство более мощными собратьями РАФа. Двигатель нашего микроавтобуса станет мощнее не тогда, когда мы этого захотим, а тогда, когда наш крупносерийный «смежник» запустит у себя модель с более мощным мотором. Наш кузов станет более пластичным и технологичным в штамповке лишь тогда, когда другой наш «смежник» закажет сталепрокатчикам новый, более прогрессивный лист...

— Другими словами, условия вашего завода оставляют вашим инженерам роль пассивных наблюдателей?

— В какой-то степени наблюдателей, но отнюдь не пассивных. Конечно, заманчиво самим разрабатывать модель от первого до последнего винтика, проявляя при этом все свое инженерное мастерство, глубину конструкторского мышления. Но разве меньшее мастерство требуется для того, чтоб из уже готовых узлов, из уже имеющихся проката, резины, пластика создать новую модель автомобиля, отвечающую современным требованиям?

Мозг инженера вообще постоянно должен перерабатывать массу технической информации. Наши специфические условия заставляют не просто познавать что-то новое и отбирать из него все пригодное нам, но и увязывать это новое с условиями и особенностями производства наших бесчисленных «смежников», их планами, их перспективными разработками. Тут уже требуется не просто арифметика — алгебра в переработке поступающей информации.

Поверьте, для этого нужен высокий инженерный класс. Могу убедить примером. Недавно наш очень большой и прославленный «смежник» стал поставлять нам новый вариант одного из ответственнейших узлов автомобиля. Незадолго перед этим завод-поставщик приступил к выпуску более современной машины, и мы, естественно, должны были подстраиваться под нее. «Увязать» новый узел со старой моделью микроавтобуса — дело непростое. Нужны новые расчеты. И когда наши инженеры все просчитали, то нашли грубую конструктивную ошибку в том самом новом узле, который нам предстояло ставить на свои машины. В разгоревшемся было споре мы сумели доказать свою правоту. Так что инженерность не всегда зависит от размерив предприятия...

— И тем не менее размеры предприятия, вернее, масштабы его в данной отрасли, определяют его перспективу, а последняя — одно из главных условий творческого роста технических кадров.

— Тут рафовцам беспокоиться не приходится. На окраине города Елгавы уже строится новый завод микроавтобусов и жилой массив для его работников. По проекту новое предприятие раза в четыре превысит мощность нынешнего. Но мы прикинули потребности страны в наших машинах и пришли к выводу, что завод неизбежно должен расти. Во всяком случае, мы уже представляем, куда он будет расширяться впоследствии, и территория для новых цехов забронирована.

— Говоря о расширении, вы имеете в виду только количество выпускаемых автомобилей?

— Не только. Прикидывая будущее РАФа, мы старались учесть и социально-экономические изменения, которые неизбежно произойдут за это время в нашей стране. Мы станем богаче, будем строить больше дорог — значит, возрастет потребность и в автомобиле. Но каким он станет? Со специальными — санитарными, пожарными, корреспондентскими, телевизионными, — все примерно ясно. С маршрутными такси — тоже. Все они должны стать более быстроходными, маневренными, «мягкими» на ходу, удобными в работе.

Но мы видим и нового своего потребителя с его специфическими требованиями. Прежде всего это колхозы и совхозы. Современная техника позволила обходиться меньшим количеством людей. Чтобы вывозить в поле сменную бригаду механизаторов, теперь не нужен, как раньше, громоздкий автобус на 60 человек. Хватит на 8 — 10. Это экономично.

Мы думаем, что со временем микравтобусы будут продавать и в индивидуальное пользование. Для многодетных семей он просто незаменим. Не откажутся от него любители туристских путешествий, рыболовы, охотники.

Список наших потенциальных потребителей можно продолжить. Ведь не только спрос определяет предложение, но и предложение в известной степени рождает, формирует и направляет спрос.

Так что уже от мастерства наших конструкторов, от их инженерности зависит, каким станет тот базовый образец микроавтобуса, на основе которого можно будет собирать модели самого различного назначения. Вот тут уж наши инженеры и техники смогут по-настоящему показать свои способности.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены