За кулисами фашистского заговора

Аркадий Бутлицкий| опубликовано в номере №964, июль 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мятеж Афины. Четверг, 20 апреля 1967 года. С утра возле здания министерства обороны и штаб-квартиры армии, именуемого «Пентагоном», царит необычное оживление. Один за другим к нему подкатывают армейские «джипы» и мотоциклы. В свои части солдаты отбывают с пакетами, на которых написано: «Совершенно секретно. Не вскрывать до 23.00.20.04». Со второй половины дня вместо «джипов» и мотоциклов возле «Пентагона» выстраиваются легковые автомашины. Прибывшие на них генералы и полковники надолго исчезают за массивной дверью кабинета начальника штаба армии генерал-лейтенанта Грегориса Спандидакиса. Мало кто из афинян, заполнивших в тот погожий день улицы столицы, обращает внимание на армейскую суету. Разве что у кого-нибудь из прохожих мелькнет мимоходом мысль: готовятся к очередному учению? Наступает вечер. К полуночи пустеют афинские улицы. И вдруг в ночную тишину врывается рев моторов и лязг гусениц. По мостовым громыхают американские танки «шерман», поставленные греческой армии еще в сороковые годы, во времена гражданской войны. Сейчас они вступили в город по приказу начальника афинского бронетанкового училища генерала Стилианоса Патакоса. Около 1 часа ночи 21 апреля к ним присоединились подразделения моторизованной пехоты, прибывшие из лагеря Диониссос в 20 милях от Афин. Это специальные подразделения, носящие несколько странное название - «отряды для подавления мятежей и взятия городов». Их существование держалось в секрете, только узкий круг лиц допускался в лагерь, где будущие каратели обучались приемам разгона уличных демонстраций и другим полицейским функциям. Этими частями командует друг и единомышленник Патакоса полковник Георг Пападопулос. К двум часам ночи части Патакоса и Пападопулоса занимают все важнейшие стратегические пункты Афин. Установив контроль над столицей, мятежники передают шифрованный приказ начать захват власти в провинции. Название всей этой операции - «Прометей». Нужно было, чтобы приказ приступить к выполнению плана «Прометей» подписало высокое должностное лицо. Это сделал генерал-лейтенант Спандидакис. К утру 21 апреля во втором по величине греческом городе Салониках власть захватывают части 3-го корпуса, которым командует генерал Зойта-кнс. Такая же картина повторяется повсеместно. Некоторое время неясной остается позиция флота. Узнав о мятеже, корабли, находящиеся на базах Корфу и Крита, снимаются с якорей и берут курс на порт Пирей вблизи Афин, по утверждению некоторых западных газет, для того, чтобы «восстановить конституцию». Но тут они узнают, что наперерез им к берегам Греции движется 6-й флот США. После этого греческие корабли возвращаются на свои базы. Между тем действия в рамках плана «Прометей» не ограничиваются захватом власти. В три часа ночи, когда армейские части продолжают занимать стратегические пункты столицы, приводится в действие план «Иерокс» («Сокол»). Один из руководителей путча, генерал Патакос, признал позднее, что план этот, предусматривающий повальные аресты коммунистов, всех левых элементов, а также руководящих деятелей буржуазной оппозиции, разрабатывался много месяцев. Тысячи людей, включенных по этому плану в «проскрипционные списки», квалифицировались «подрывными элементами», представляющими «угрозу безопасности». Вскрыв пакеты с кодовым названием «Иерокс», специально подготовленные группы из 25-30 человек приступили к действиям. Солдатские приклады застучали в двери домов известнейших общественных и политических деятелей страны. Полусонных людей выхватывали из постелей и свозили в казармы и полицейские участки. 79-летнему лидеру, бывшему премьер-министру Георгиусу Па-пандреу даже не дали надеть ботинки, и он нес их в рунах. Его сын Андреа был ранен при аресте. В тюрьму вновь брошен национальный герой Греции, сорвавший фашистский флаг с Акрополя, Манолис Глезос. За решеткой оказались престарелый лидер левой партии ЭДА Илиу, известная художница Вассо Котраки и многие другие. В 6 часов утра 21 апреля афинское радио не начало своих обычных передач. Вместо него в эфир вышла радиостанция вооруженных сил: «Ввиду ненормального положения, сложившегося в стране, армия взяла власть в свои руки». Часом позже армейский диктор зачитал распоряжение генерала Спандидакиса. В нем говорилось, что «королевским декретом» отменяются 11 статей конституции - все они касались различных демократических свобод. Военные власти объявили, что отдано распоряжение стрелять без предупреждения в тех, кто будет писать на стенах домов антифашистские лозунги, призывы к борьбе с вновь испеченной диктатурой. Скоро тюрьмы и полицейские участки перестали вмещать арестованных. В Афинах и Салониках их стали свозить на городские стадионы, превращенные в импровизированные концлагеря. В Патрасе в тюрьму превратили школу. Потом репрессированных демократов начали сотнями отправлять на «острова смерти» в Эгейском море - Юра и Макронисос. Объясняя причины переворота и последовавшей за ним волны фашистских репрессий, министр координации нового режима полковник Макарезос заявил, что «политическая жизнь» Греции перестала быть нормальной и оказалась в «состоянии опасного упадка». По его словам, «безответственные политические деятели хотели вырвать Грецию из Атлантического союза». Он утверждал, что в руках армии находится план мифического «коммунистического восстания». С особой настоятельностью Макарезос подчеркнул, что «самая важная и неотложная» задача правительства - «очистить государство». «Мы исполнены решимости, - угрожающе заявил он, - продолжать эту чистку с помощью самых решительных мер, вплоть до применения насилия». Все это уже мир видел в недалеком прошлом. Сначала болтовня об «оздоровлении нации», мифы о «коммунистическом заговоре», поджог рейхстага или какая-нибудь другая провокация. Потом террор, массовые убийства, надругательства над демократией. Таи взбирались к вершинам власти Муссолини, Гитлер, Франко. Известный западногерманский журналист Кемпски сразу после путча беседовал с одним из его руководителей, пожелавшим остаться неизвестным. Кемпски пытался выяснить, кто же является идеалом для новых греческих властителей.

- Турецкие офицеры, совершившие переворот в 1960 году? Последовал ответ:

- Нет, у нас отсутствуют нейтралистские элементы. Мы без ограничений выступаем за НАТО. Кемпски продолжал спрашивать:

- Де Голль?

- Нет.

- Франко?

- Да.

- Салазар?

- Да. Западногерманский журналист выискивал идеал путчистов среди живых. Помяни он Муссолини и Гитлера, по аналогии должно было последовать безоговорочное «да». Кстати, об аналогиях. Фашисты, узурпируя власть, всегда старались освятить этот процесс благословением действующих «законных институтов». Гитлеру ключ от канцлерства вручил президент Гинденбург. А в Греции? Через несколько дней после переворота король лично принял присягу у военно-фашистского правительства.

Тайны афинского двора

Нынешний «король эллинов» носит греческое имя Константин, но в жилах его нет и капли греческой крови. В 1863 году Греции была навязана династия Глюксбургов - одного из ответвлений немецкого императорского семейства Гогенцоллер-нов, поставлявшего принцев и принцесс для больших и малых монарших дворов Европы. Греки никогда не питали нежных чувств к импортированной монархии. Первый Глюксбург, нареченный Георгом I, был застрелен. Его сына Константина I дважды отстраняли от власти. Сменившего его Георга II сбросила с трона республиканская революция. Когда началась вторая мировая война, Георг II, сумевший за несколько лет до того вернуться на престол, бежал на английском военном корабле вместе со всей своей челядью. В трудную военную годину королевский двор вел в эмиграции привычную светскую жизнь. Все шло своим чередом: устраивались пышные приемы, назначались и смещались министры и чиновники, как обычно, плелась паутина дворцовых интриг. Не хватало сущей безделицы - подданных. А подданным в то время было не до «тайн» афинского двора. Объединившись в рядах Национально-освободительного фронта (ЭАМ), греческие патриоты создали Национально-освободительную армию (ЭЛАС), громившую оккупантов. К 1944 году большая часть страны контролировалась частями ЭЛАС. Официальный Лондон, опекавший двор, и королевское правительство в эмиграции с тревогой следили за развитием событий на Балканах. Успехи партизан Югославии, Греции, Албании, а также стремительное продвижение советских войск приводили в неистовство Уинстона Черчилля и многих других западных политиков. Известный американский журналист Ральф Ингерсолл, прикомандированный тогда к ставке верховного командования союзных войск в Европе, писал в своих воспоминаниях: «Балканы были тем магнитом, на который, как бы вы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии». И вот свободной Греции, изгнавшей оккупантов, предлагают принять беглого монарха Георга II. Предложение подкрепляется мощью танковых и парашютных частей английского генерала Скоби. Когда обстановка в Афинах накаляется, в адрес Скоби приходит телеграмма: «Не колеблясь, стреляйте... Не колеблясь, действуйте так, как если бы вы находились в завоеванном городе... Вы можете рассчитывать на мою поддержку во всех разумных действиях на этой основе. Мы должны овла-деть контролем над Афинами. Было бы хорошо по возможности добиться этого без кровопролития, но и с кровопролитием, если это необходимо». Подпись: Уинстон Черчилль. Так на английских штыках Глюксбурги возвращаются в «родную» Грецию. Умершего в 1947 году Георга сменил его брат Павел, женатый на внучке кайзера Вильгельма II Фредерике. Какая горькая ирония судьбы! Королевой многострадальной Греции, окровавленной нацистами, становится убежденная нацистка, в юные годы состоявшая в молодежной организации «Гитлерюгенд». На протяжении последующих лет двор был средоточием реакционных сил. Через голову своего слабовольного мужа всеми интригами дирижировала властолюбивая Фредерика. «Ее окружение, ее друзья, ее интриги всегда ставили ее в центре заговоров крайне правых», - свидетельствует французский журнал «Нуво кандид». В европейских «модернизированных» конституционных монархиях короли царствуют, но не управляют. Этот принцип хорошо усвоили царствующие дома Англии, Швеции, Дании, Бельгии. Но греческие Глюксбурги и их окружение ведут себя так, будто им невдомек, какой век стоит на дворе.

От плана «Перикл» к операции «Прометей»

В 1942-1943 годах в греческих войсках, формировавшихся в Египте, возникла тайная офицерская организация ИДЕА (сокращение, обозначающее «Священный союз греческих офицеров»). У ее колыбели стояли дворцовые круги и английская разведка. Члены ИДЕА, заброшенные в оккупированную Грецию якобы для организации отрядов Сопротивления из числа монархистов (патриоты иронически называли их «золотым сопротивлением»), быстро находили общий язык с немцами. Подчас они выдавали гестапо офицеров-республиканцев, сражавшихся в ЭЛАС, чтобы ослабить ряды демократов, не допустить установления в Греции демократических порядков. Как пишет французская газета «Монд», офицеры-заговорщики из ИДЕА «были орудием дворца и англичан». Затем, когда место англичан в Греции заняли американцы, ИДЕА, как отмечает та же «Монд», завязала «доверительные отношения» с новыми покровителями. ИДЕА правила страной на протяжении 20 послевоенных лет, находясь за кулисами. На совести ее главарей массовые репрессии, фактически не прекращавшиеся после окончания войны. Характеризуя политическую физиономию этой греческой разновидности «горилл», профессор Лозаннского университета Мейно пишет, что их преобладающая черта - антикоммунизм, который без преувеличения можно назвать фанатичным. Генералы Спандиданис, Патакос, Зойтакис, полковники Пападопулос, Макарезос - все они выкормыши ИДЕА, представители головки этой секретной организации ультраправых. Но одновременно они «верные сыны» НАТО, «свои» люди для Пентагона и ЦРУ. «В течение 20 лет греческая армия была чуть ли не частью американских вооруженных сил», - пишет в «Нью-Йорк таймс» бывший помощник президента Трумэна Клейтон Фритчи. Путчисты - полковники Пападопулос и Макарезос, «сильные люди» военной хунты - вышли из разведки и контрразведки: полковник Пападопулос был начальником контрразведки, полковник Макарезос - сотрудником разведки. Эти греческие службы находились под прямым контролем ЦРУ. В тесном сотрудничестве с ЦРУ верхушка ИДЕА состряпала в конце пятидесятых годов так называемый план «Перикл». Его главными творцами были военный советник неофашистского правительства Караманлиса генерал Гогусис, а также ряд других близких ко двору генералов. Нынешний министр обороны военно-фашистского правительства генерал Спандиданис - близкий друг творца плана «Перикл» Гогусиса. Смысл плана «Перикл» заключался в том, чтобы всеми мерами, вплоть до применения насилия, не допустить на выборах успеха левой и умеренной оппозиции. В 1961 году «периклы», стоявшие во главе армии и полиции, «обеспечили» очередную избирательную победу правым. Даже видавшие виды западные журналисты назвали эти фальсифицированные выборы «кровавой инсценировкой». Но это была «пиррова победа» реакции. Уже через два года организаторы плана «Перикл» с ужасом взирали на то, как в округе за округом берут верх кандидаты Союза центра и ЭДА (Единой демократической левой партии). Партия греческих «ультра» потерпела поражение. Правительство возглавил лидер Союза центра Георгиус Папандреу. Для правильной расстановки акцентов отметим, что Г. Папандреу отнюдь не деятель левого толка и даже не антироялист. Больше того, ради исторической справедливости можно вспомнить, что именно он был в 1944 году премьер-министром греческого королевского правительства в эмиграции. И хотя во взглядах этого старейшего деятеля Греции произошла затем определенная эволюция, он до сего дня остается убежденным антикоммунистом. Уже одно последнее обстоятельство по натовским, канонам является определенным свидетельством «благонадежности». Чем же навлек на себя немилость двора и вашингтонских громовержцев этот явно умеренный буржуазный деятель? Г. Папандреу хотел совсем немногого. Проведения некоторых назревших социально-экономических реформ. Чуть меньше зависимости от Соединенных Штатов. Восстановления элементарных буржуазно-демократических свобод. Правыми и их натовскими опекунами эта скромная программа была воспринята как откровенная «крамола». Правительство Папандреу подвергалось непрерывным атакам. Провокации следовали одна за другой. В годовщину взрыва моста Горгопотамос - крупнейшей акции, осуществленной патриотами в годы оккупации, - на месте этой смелой операции собрались бойцы Сопротивления. Во время митинга раздался взрыв. На земле осталось лежать 14 убитых. Реакция обвинила в покушении... левых. Но вскоре стало известно, что взорванная мина была американского образца. В руки одной из демократических газет попал доклад американского военного атташе в Афинах О. Маршалла. Маршалл писал: «... Нет сомнения, что операция была бы гораздо более эффективной, если бы наши друзья должным образом использовали ситуацию, которая была создана в стране. Однако это не заслуги принявших участие в операции, и это стоит награды, как они просят». Диверсия у Горгопотамоса, закодированная в недрах ЦРУ как план «Стрела-1», провалилась. Правительство Г. Папандреу осталось у власти. Но вскоре в действие был приведен другой план американской разведки - план «Цербер». Его претворением в жизнь занимался весь персонал американского посольства в Афинах во главе с новым послом Филиппом Тэлботом, сменившим уютное кресло помощника государственного секретаря на беспокойный дипломатический пост в Греции. В помощь ему из Вашингтона прибыл ответственный сотрудник госдепартамента Бэрхэм, ведающий греческими делами. Американские эмиссары направо и налево сорили долларами, подкупая, а точнее, покупая, депутатов парламента. Король Константин и королева-мать Фредерика поддерживали непрерывный контакт с американским посольством. Заручившись поддержкой США и НАТО, король Константин «перешел Рубикон». Поправ конституцию, он совершил, по существу, переворот, отстранив от власти правительство Папандреу, располагавшее абсолютным большинством мест в парламенте. Это случилось 15 июля 1965 года. Последующие 21 месяц, отделявшие дату дворцового переворота от дня военно-фашистского путча 21 апреля 1967 года, Греция пребывала в состоянии перманентного кризиса. Не имея опоры в парламенте, дворцовые круги делали ставку на раскол в стане оппозиции. Снова в ход пошли шантаж, подкупы, провокации. Такой провокацией, в частности, явилось фальсифицированное «дело» АСПИДА («Щит») - организации молодых офицеров, якобы готовивших заговор. Под маркой «нейтрализации» АСПИДА ряд патриотически настроенных офицеров был осужден, многих уволили из армии. Именно тогда тайная хунта заговорщиков добилась отставки генерала Цолакаса. «С его уходом из генштаба, - свидетельствует итальянский журнал «Эспрессо», - механизм государственного переворота пришел в действие». Главной целью реакции было сорвать или по крайней мере отсрочить выборы, назначенные на 28 мая. Несмотря на то, что проводить их должно было реакционное правительство неофашистской партии ЭРЭ, двор и все правые силы не надеялись на успех. Корреспонденты западных буржуазных газет в Греции были единодушны в прогнозах: подавляющее большинство мест получат Союз центра и ЭДА. «По мнению короля, - пишет американский журнал «Нейшн», - переворот стал единственным средством преградить путь выборам, которые он не хотел проводить». Настанет время, когда станут известными многие детали дненуссий, которые велись в те предгрозовые недели на вилле королевы-матери Фредерики в Психико и в загородной резиденции короля Константина-Татое. Но можно с уверенностью утверждать, что не раз вслух произносилось слово «Прометей». Так обозначался план греческого гене-рального штаба, составленный в 1950 году под руководством НАТО «на случай войны с коммунистической державой». Он предусматривал захват стратегически важных пунктов и арест «подрывных элементов». В дальнейшем план «Прометей» неоднократно пересматривался. Последний его вариант был откорректирован незадолго до путча. Вашингтон и штаб-квартира НАТО были в курсе всех приготовлений заговорщиков из ИДЕА. Как сообщает «Нейшн», члены тайной военной хунты командировали в США в феврале нынешнего года свое доверенное лицо Николаса Фармакиса. В дальнейшем этот откровенный фашист, интимный друг Фредерики, являющийся ныне официальным представителем военно-фашистского правительства, еще несколько раз совершал информационные вояжи в Вашингтон. Но после первого же его визита в американской столице состоялось секретное совещание с участием военных, представителей разведки, госдепартамента - «всех, кто был связан, - как пишет американский обозреватель Маркие Чайлдс, - с греческими проблемами». Чайлдс отмечает, что на совещании все согласились не предпринимать никаких действий против путчистов. Специальный советник президента по вопросам национальной безопасности Уолт Ростоу закончил совещание словами: «Я полагаю, вы, джентльмены, понимаете, что то, что мы решили, или скорее, то чего мы не решили, делает дальнейший ход событий в Греции неизбежным». «Сейчас эти события свершились, и Греция находится под диктатурой фашистского типа», - констатирует Чайлдс. Разоблачение этого американского журналиста появилось в печати до начала ближневосточного кризиса. Израильская агрессия против арабских стран, развязанная через шесть недель после афинского путча, заставляет несколько по-иному, в более широком международном плане, оценить апрельскую диверсию греческих генералов и полковников. 24 марта, то есть примерно за месяц до начала мятежа, в американском посольстве в Бейруте открылось одно совещание. Официальное название этого мероприятия звучало довольно невинно? «Региональное совещание дипломатов США, аккредитованных в странах Азии, Африки и некоторых государствах Европы». В действительности за толстыми стенами посольского особняка собралась вся резидентура ЦРУ, действующая под маской дипломатов в районе Средиземноморья. Именно там были намечены провокационные акции против арабских стран. 7 апреля, через две недели после этой встречи, Израиль совершил вооруженную провокацию против Сирии. Еще через месяц сирийская реакция, направляемая американской разведкой, устроила антиправительственные выступления в Дамаске и Халебе. Операция «Прометей», начатая в ночь на 21 апреля в Афинах, помимо всего прочего, имела целью обеспечить ближайшие натовские тылы для агрессии против арабских стран. То, что сегодня Греция оккупирована собственной армией, находящейся в подчинении НАТО, а землю арабских стран топчет сапог израильских захватчиков, - все это звенья одной цепи провокаций и заговоров империалистических кругов. Агрессия Израиля подтвердила предсказания многих органов печати, в том числе и каирского еженедельника «Роз эль Юсеф», который писал, что афинский «переворот, совершенный в интересах НАТО,...должен был стать началом атаки на весь район Ближнего Востока». Черные дни пришли на древнюю землю Эллады. Страна, давшая человечеству само слово «демократия», ныне лишена ее. Фашистские заговорщики кощунственно черпали названия для своих преступных планов из древнегречесной мифологии. Играя в символику, они надеются, что военно-фашистская диктатура уподобится многоглавому псу Церберу. Только вместо подземного царства Плутона он будет сторожить Свободу, прикованную мятежниками, подобно Прометею. Но вдохновителям и исполнителям этих планов не мешало бы вспомнить и других героев мифологии. Например, Геракла. Это он, чудесное воплощение бессмертной силы народной, проник в царство тьмы и победил Цербера. Так и греческий на-Йод одержит верх над фашистским чудовищем. сегодня демократические силы, постепенно оправляясь от удара, нанесенного им в ходе военного переворота, поднимаются на трудную борьбу с фашистским чудовищем. Захватив власть, хунта заявила: «Нет больше партий, есть только греки». В кафе, учреждениях, школах, на фабриках эти слова сегодня перефразируют так: «Нет больше партий. Есть только враги военной диктатуры». Они, эти враги, уже громко заявили о себе, опубликовав воззвание Единого общедемократического сопротивления Греции. Некоторое время назад один известный греческий политический деятель, чудом избежавший ареста, сумел покинуть страну. Получившая у него интервью австрийская газета «Фольксштимме» не раскрывает имени эмигранта, называя его «Икс», чтобы путь, которым ему удалось выбраться из Греции, не закрылся для других и ради безопасности его близких, оставшихся на родине. Отвечая на вопросы корреспондента газеты, «Икс», в частности, сказал, что молодежь находится в первых рядах оппозиции. По его словам, школы и университеты стали местами, где недовольство режимом проявляется наиболее отчетливо. Распространяются листовки, на стенах появляются антиправительственные надписи. Сердцем этого движения является Демократическая молодежь Ламбракиса. Нельзя еще сказать, продолжал «Икс», что она целиком перестроилась на нелегальную работу. Но она уже начала действовать. Авторитет ламбракидов вырос и среди взрослых, потому что их организация давно предупреждала о возможности государственного переворота. Нелегка задача, стоящая перед греческим народом. И все же настанет день, когда, подобно тому же Гераклу, вычистившему конюшни царя Авгия, он раз и навсегда очистит свою родину от фашиствующих «периклов» и всей реакционной нечисти.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены