Всерьез о воздушных замках

Александр Алшутов| опубликовано в номере №1096, январь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

А когда углубился в предмет, еще раз убедился, что «новое — это хорошо забытое старое». Еще в 1917 году англичанин Уильям Ланчестер получил патент на проект первого «воздушного замка». Он умер, так и не увидев своего детища во плоти, — не было нужных материалов. А еще раньше, в 1893 году, русский изобретатель Сумовской предложил проект первой в мире пневмоконструкции — надутую воздухом балку, состоящую в нерабочем состоянии из мягкой оболочки, — идея, которая осталась тоже только на страницах «Журнала новейших изобретений и открытий» за 1896 год.

Зато после второй мировой войны химия полимеров, производство полиэфирных тканей позволили создавать оболочки, прочность которых на. растяжение может спорить с прочностью сверхсовременных сталей.

Арсен выкладывает на стол номера журналов, радужные гармошки буклетов, проспекты — целая библиотека по производству «воздушных замков». Изучая формообразование мыльных пузырей, создатели «воздушных замков» добились удивительно смелых и гармоничных решений.

Диапазон применения пневмоконструкций?

Это автомобильные бамперы, обеспечивающие безаварийность движения, и гигантские нефтеналивные суда, жилые дома и искусственные острова в океане. Перекрытия над спортивными сооружениями и гигантские купола, запроектированные для защиты будущих городов Заполярья с тем, чтобы создать в них климат субтропиков...

У нас в стране пневмоконструкциями занимается много талантливых ученых, некоторые обладают мировым именем. Называя их, Арсен оживляется и говорит с той интонацией, с какой говорят художники или поэты, называя людей одной с ними творческой школы. Губенко, Зубарев, Петровнин, Магула на Дальнем Востоке и Вадим Владимирович Ермолов, ведущий исследования в Московском архитектурном институте. Этот список можно продолжить, и огромной окажется его география. От лаборатории и кафедры Высшего инженерного мореходного училища во Владивостоке до филиала Научно-исследовательского института резиновой промышленности в Загорске. Но широта географии — это и разобщенность усилий...

Арсен подводит меня к действующему макету теплицы, спроектированной для города Адлера. Автоматически поднимаются жалюзи, когда температура превышает допустимый предел, и так же опускаются при малейшем намеке на охлаждение. Проект летнего кинотеатра для Наро-Фоминска. А вот фотография зерносклада. Такой зерносклад специализированная

бригада из 20 рабочих устанавливает на любой почве в любое время года за один день! Зерносклад был установлен в Ярославле вьюжной зимой 1964 года. Отлично выдержал испытания и тяжелый снежный покров, простоял три года и сохранил заложенное в него зерно в лучшем качестве. А вот проект передвижной овчарни «Кленовый лист», разработанный Арсеном Гогешвили совместно со Львом Павловичем Чекалевым. Площадь — 38,3 квадратного метра, а весит всего 2 тонны (свободно транспортируется трактором «Беларусь»). Проект получил первую премию на всесоюзном конкурсе.

Все это создано экспериментально — лабораторным путем.

Мы прощаемся. Вместо студента МИСИ, пытающегося переложить законы дирижаблестроения на язык земли, передо мной один из самых знающих специалистов пневмоархитектуры. Совсем недавно Арсен Арсенович вернулся из очередной научной поездки в ГДР. За плечами годы напряженной работы, две монументальные монографии по пневмоконструкциям, переведенные с немецкого для советских издательств, и написанная диссертация.

— Вернешься из Ангрена, позвони! — напутствует он.

Его волнует предстоящая мне командировка, потому что в Узбекистане, недалеко от Ташкента, в рамках будущего Ангренского: резино-химического комбината начато строительство первого в Советском Союзе завода пневмооболочек...

Проект

Стало нормой сравнивать монтажника-высотника с космонавтом, директора индустриального предприятия — с капитаном корабля... Не стану оспаривать правомерность подобных сравнений, но главный инженер проекта Ангренского резино-химического комбината Андрей Константинович Иков показался мне таким, каким и должен быть главный инженер проекта будущего индустриального гиганта: сосредоточенность и спокойствие, цепкий аналитический ум, настроенный на предельную рационалистичность во всем, что касается работы, живая реакция на реплики собеседников, выявляющая врожденный юмор.

На лацкане хорошо сшитого пиджака маленький золотой крест — дубликат правительственной награды Польской Народной Республики «Золотого Креста Заслуги», полученного за проект и пуск сажевого завода в Верхней Силезии. В 1963 году Андрей Константинович стал лауреатом Ленинской премии — за технологические рекомендации и проект производства активных высокодисперсных саж, ввозимых до этого в нашу страну из-за рубежа.

Любой проект начинается с выбора места будущей стройки.

Дорогу на Ангрен не потеряешь. Она заметна задолго до въезда в город. Громоздкие самосвалы, везущие бурый ангренский уголь, навсегда отметили ее угольной крошкой, и теперь она похожа на гаревую дорожку огромного стадиона. Автомобили везут не только уголь. Под Ангреном самое большое на планете месторождение каолина, особенности которого изучают 8 научно-исследовательских институтов страны.

Если вы въезжаете в Ангрен в сумерки, воздух за окном постепенно пропитывается цветом дороги, скрывая от вас город. Тем неожиданней вы встретитесь с ним утром.

Величественные белоснежные горы тают в кирпичном рассвете. Широкие улицы. Площади со множеством красиво изогнутых фонарей, бледнеющих уже почти ненужным на фоне зари электрическим светом, трепещущим, как пламя гигантских свечей на ветру. Глядя на них, невольно вспоминаешь и еще раз испытываешь щемящее чувство, смешанное с удивлением, восхищением и самым большим уважением, на которое способен человек, — Ангрен проектировал Александр Николаевич Зотов. Потеряв зрение во время войны, он сохранил внутреннее видение художника и остался одним из лучших зодчих Советского Востока.

Ангрен — молодой город, ему всего 25 лет. Резино-химический комбинат, первой очередью которого станет завод пневмоконструкций, решено строить в Ангрене. Подрядчик строительных работ — трест « Узбекшахтстрой ».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Трактат о конькобежном спорте

В котором, помимо авторских рассуждений, читатели найдут исторические экскурсы, статистические сведения, воспоминания известных людей, а также несколько курьезных случаев

«Знает, может, хочет, успевает»

С директором Рижского опытного автобусного завода РАФ Ильей Ивановичем Позняксом беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков