Всегда пристрастен

Яковас Шадявичус| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

К примеру, по мнению многих, комсомольская организация «Жальгириса» работает на самом деле интересно, творчески. Но сам Владас Виткаускас предпочитает об этом разговор не заводить. Ему самому кажется, что, несмотря ни на что, каждому молодому человеку можно было бы уделить еще больше внимания.

К примеру, завод известен тем, что здесь среди комсомольцев очень большую отдачу дала инициатива «работать без отстающих». Но сам Владас Виткаускас не спешит об этом трубить – нет-нет да и случается, что какой-нибудь парень по собственной вине не выполнил нормы. Значит, и говорить о полном успехе еще рановато.

И вот перед нами факты – и вскользь упомянутые и попристальнее рассмотренные. И мы просто обязаны задаться вопросом: как же получилось, что этот двадцативосьмилетний парень умеет любить не вообще человека, не вообще комсомольца, а очень конкретную личность, за которую чувствует себя в ответе?

Ведь в общем-то Владас Виткаускас по своей биографии технократ. Учился в Каунасском политехническом институте, приобрел специальность инженера по промышленной электронике. По назначению попал на «Жальгирис», два года трудился инженером-конструктором над станками с программным управлением. Сам уверяет всех в том, что к общественной работе больших способностей не проявлял ни в КПИ, ни в Видукле, маленьком городке Расейнского района, где родился, окончил школу.

Так что же, перед нами талантливый самоучка? Человек, который сам научился любить того, кто рядом с ним, понимать его? Сам дошедший до понимания того, что и планету и человечество вообще может любить и подлец и филантроп, что человечество любил и Мальтус, сформулировавший человеконенавистническую теорию о перенаселенности планеты, и, скажем, Маклай, всю жизнь посвятивший тому, чтобы доказать, что все люди равно одарены природой. И все-таки дело еще и в том, что второй из них умел любить и конкретного человека, где бы он ни жил, на каком наречии ни говорил...

Но все-таки эпоха самоучек-энциклопедистов давненько миновала, и, кажется, безвозвратно. Самому, своим умом дойти до самых важных вещей человеку становится все трудней, все больше рискуем в тысячный раз изобрести велосипед. Ко всему, что мы находим, что начинаем считать своим, приводит сумма приобретенных знаний.

А если эта мысль автора покажется вам спорной, вы сейчас же предъявите претензию: скажи, разлюбезный, какая же сумма знаний заставила Владаса Виткаускаса отказаться от такой простой, заманчивой, а вместе с тем ни к чему особенному не обязывающей любви к обществу во имя любви к конкретному? Как сам для себя он нашел эти истины, почему верит именно в них и почему эта вера для него – путеводная звезда в такой очень прагматичной жизни, где не всегда так-то просто отделить зерна от шелухи, подлинную искренность от приспособленчества, настоящий патриотизм от простого отсутствия собственных убеждений?

Как непросто вычислить тропы, которые привели человека к этим высотам! Осмыслить и оценить их. И вообще, как не просто понять и объяснить: почему человек для себя избрал именно такое?

И все же в личности Владаса Виткаускаса такие дороги высвечиваются. Правда, все то, о чем пойдет речь дальше, лишь помогло сделать Владаса Виткаускаса таким, каким видим его сейчас. Но все же какие могут быть гарантии того, что он не пришел бы к этому каким-либо другим путем? И вообще жизнь не схема, где так понятны все причины и следствия. Вместе с этой оговоркой должен признаться и в том, что автору несколько боязно: как бы то, о чем пойдет речь дальше, не показалось читателю несколько поверхностным, быть может, банальным. Не хотелось бы, чтобы из-за этого пострадал образ Владаса Виткаускаса. Но, честно говоря, просто не вижу, как иначе рассказать об этом...

Представьте себе: во мраке великолепного зала Вильнюсского академического театра оперы и балета, когда на сцене о чем-то в своем неповторимом танце рассказывают маленькие лебеди под бессмертную музыку Чайковского, – сухощавый, стройный парень вдруг медленно стягивает почему-то запотевшие очки... Что это значит?

Впервые мелодии своей «первой любви», «Лебединого озера», Владас Виткаускас услышал уже будучи студентом КПИ. И насколько беднее была бы его жизнь без этой музыки, без мелодий, рассказывающих о борьбе двух начал – добра и зла, без мелодий, сотрясающих душу. Тогда, когда Владас Виткаускас впервые услышал «Лебединое озеро», когда полюбил его, ему как бы приоткрылись врата в какой-то следующий ярус познания, в высшую сферу человеческих отношений...

Хотя и к этому ведь надо было подобраться. Разве еще в школьном кружке танцев он не топтал башмаков в замысловатом ритме «Ча-ча-ча»? Разве не дул в деревянные трубки скудучяй1, разве вместе со своими друзьями по школьному ансамблю не стоял на вильнюсской эстраде праздника песни? Разве, абсолютно не имея голоса, он не мучил слушателей школьного хора своими песнопениями?

_________

1 Скудучяй – деревянный духовой литовский народный инструмент.

Но не будем торопиться. Если человек так умеет чувствовать музыку – вероятно ли, что он останется глух к крику души человека, находящегося рядом с ним? Если он своей жизни не представляет без красоты – позволит ли он противным диссонансом втравиться в нее толстокожести, нетерпимости к другим? Если после того, как первый раз увидел балет, услышал оперу, он ощущает необоримое желание еще и еще раз окунуться в это море чувств, разве можем себе представить, что душевный мир этого человека был бы далек от жизненной реальности?..

Кстати, вы не задумывались над тем, что любовь молодого и прекрасного принца из «Лебединого озера» ждет еще одно, быть может, самое трудное испытание – испытание повседневностью? И это уже после того, как он нашел свою принцессу – лебедя.

У будней есть свой цвет.

У будней есть свое настроение.

И у будней есть своя «степень человечности», но это только у таких людей, как Владас Виткаускас. Ведь не каждый же день он терзается из-за оступившегося товарища или из-за сотрудницы, попавшей в беду. Ведь еще есть и будни!

Судите сами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены