Шурик

Сем Нариньяни| опубликовано в номере №509, август 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

- В какой музей?

- В зоологический. Видите ли, у него новое увлечение.

- А что же в этом плохого?

- Как что? Но ведь музей за Дворцовым мостом.

Ах, вот оно что! Поэт Олицкий находился, оказывается, в том самом неприятном для всякого мужчины возрасте, когда ему строго - настрого было запрещено мамой переходить улицу. По этой стороне Невского ходи сколько угодно, но по той - ни в коем случае.

Я смотрю на Шурика с удивлением. Мне не верится, что этот десятилетний мальчуган ещё три года назад написал сказку про козлят, «Ледяных солдатиков» и много других хороших стихов, которые я вижу сейчас на его рабочем столике. Я пришёл к поэту, чтобы поговорить о его творчестве, и оказался в весьма затруднительном положении. Мне ещё никогда не приходилось говорить серьёзно о поэзии с учеником четвёртого класса. Очевидно, поэтому я начинаю не со стихов, а с зоологического музея. Мой собеседник быстро, по - мальчишечьи загорается. Он уже не сердится на мать, а горячо и образно рассказывает про то, что видел в одном из залов музея.

- Вот стрекоза, - говорит он, - как будто бы доброе, безобидное существо. А это, оказывается, хищник, которому подавай на обед и мошек и мушек. Но стрекозе тоже нельзя зевать. Чуть что - и она уже во рту у лягушки. А за лягушками охотятся ужи, а ужей едят ежи.

- Ну, и какой вывод ты делаешь из этого? - спрашивает Анна Николаевна.

- Плохо быть слабым.

На рабочем столике рядом с бумажными клочками, на которых написаны стихи, лежит открытый арифметический задачник - свидетель страдной поры первых экзаменов, сломанный пистонный пистолет (значит, ничто человеческое не чуждо душе поэта) и два железных утюга, под которыми сушатся листья липы, берёзы и ясеня. Пионерский отряд дал Шурику задание собрать гербарий из ста растений.

Над рабочим столом висит расписание, из которого явствует, что рабочий день ученика четвёртого класса Олицкого начинается рано. Он поднимается в 7 часов утра и вплоть до самой школы занимается музыкой. Шурик состоит в фортепианном кружке при школе, но это, повидимому, его не удовлетворяет, и он по два часа в день самостоятельно упражняется на рояле. Кроме того в расписании, в дополнение к школьным урокам, значатся и самостоятельные домашние занятия английским языком. Такой распорядок дня для десятилетнего мальчонки показался мне тяжёлым.

- Да, нелегко, - сознался он.

- А не лучше ли тебе сократить музыкальные занятия и отдать весь досуг поэзии?

Шурик удивлённо посмотрел на меня:

- А разве поэзия может быть без музыки?

Больше в этот день нам не удалось поговорить с Шуриком о поэзии. О гербарии, футболе он болтал охотно, а вот от разговора о стихах тактично уклонялся. Для того чтобы вызвать мальчика на откровенность, надо было, повидимому, завоевать его доверие. Три следующих дня по расписанию были свободные от экзаменов, и я предложил ему провести эти дни со мной:

- Мы пойдём в зоологический...

Шурик загорелся и умоляюще посмотрел на мать. Анна Николаевна разрешила. И вот мы целые дни бродим по Ленинграду, заходим в музеи и парки, останавливаемся у киосков с прохладительными напитками. Шурик, так же как и все прочие мальчишки, которых я знаю, может съесть нескончаемое число порций мороженого и запить его таким же количеством газированной воды с сиропом. Да он и есть самый настоящий мальчишка. Вот он самоуверенно спорит со мной о фугах и прелюдиях Баха и почти тут же по - ребячьи предлагает:

- Давайте сбежим с вышки Исаакиевского собора на одной ножке!

И, не дожидаясь моего ответа, он так стремительно пускается вниз со ступеньки на ступеньку, что я с трудом догоняю его только у самой площади.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о жизни и деятельности Екатерины Романовны Дашковой, о непростой судьбе великого ученого,  названного «совестью нации», Дмитрия Сергеевича Лихачева, о творчестве  автора пророческих строк «Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!..» Павле Иванове, о знаменитом писателе, чье 90-летие будет отмечаться 8 октября,  Юлиане Семенове, много лет являвшимся постоянным автором нашего журнала, в котором, кстати, и прошла первая публикация,  известной повести «Майор Вихрь»,  окончание детектива Андрея Дышева «Бухта дьявола» и многое д

Виджет Архива Смены