Повесть о моем друге

Петр Андреев| опубликовано в номере №1150, апрель 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Оставайтесь у нас, в штабе партизанского движения. Мне, откровенно говоря, нужен такой командир, – он кивнул на орден Красного Знамени, на две нашивки за ранения на гимнастерке Сергея, – который уже понюхал пороху, который с самого первого дня начал бороться с фрицем.

Сергей не смог скрыть досады.

Еще вчера он был полон надежд: после шестимесячного торчания в тылу он наконец отправится в родную Белоруссию, за линию фронта, туда, где его место. Он же разведчик, подрывник – неужели вместо активной борьбы ему вновь сидеть в штабе? Разве не обещал ему секретарь ЦК, что поручение его – «Особый сбор», пусть важное и нужное, лишь временное. Он уже хотел было сказать об этом, но Пантелеймон Кондратьевич, словно почувствовав, обрезал:

– Приказ есть приказ, а с приказами, как бы ови ни расходились с тем, о чем мечтаешь, – не спорят. Их выполняют...

То, что Сергей и я так тщательно готовили после нашей первой встречи на «Особом сборе» – уничтожение гитлеровского палача, гауляйтера Кубе, было выполнено Героями Советского Союза М. Осиновой, Е. Мазаник.

Хочу привести воспоминания Героя Советского Союза Р. Н. Мочульского, который в ту пору был секретарем подпольного Минского обкома партии: «Организацией покушения на гитлеровского палача занималось несколько подпольных групп и партизанских отрядов. Было разработано много различных вариантов этой операции. Наиболее вер-вый путь достижения цели выбрала группа «Димы», которая и добилась успеха. Разведчики правильно решили, что убийство палача надо совершить с помощью его прислуги. У Кубе был целый штат служанок, горничных, уборщиц, поваров, кухонных рабочих. Среди них были и советские женщины, в том числе Елена Мазаник, работавшая горничной. Надо думать, с какой исключительной тщательностью и придирчивостью подбирало гестапо челядь для «фюрера Белорутении».

– Птички еще те, как пить дать, на провокатора нарвешься, – поговаривали некоторые партизаны.

В Минске находился бежавший из лагеря военнопленных бывший воин Красной Армии Николай Похлебнев по кличке «Чиль». По заданию подпольщиков он устроился директором кинотеатра. Однажды руководитель одной из подпольных групп Мария Осипова предложила Николаю познакомиться с горничной Кубе Еленой Мазаник и разузнать, что это за человек. «Чиль» охотно взялся за поручение. Он сначала познакомился с сестрой Елены – Валентиной Шуцкой, которая и помогла ему встретиться с Мазаник.

– Партизаны надеются, что вы не будете стоять в стороне от борьбы с врагом, – выбрав удобный момент, сказал ей Николай.

– Я – советский человек, – ответила Елена.

– Хорошо. Я сведу вас с людьми, которые скажут вам, что делать. – Николай попрощался и через несколько дней познакомил Елену с Марией Осиновой, которая и повела с ней разговор об убийстве Кубе. После некоторой проверки друг друга Мария с Еленой взялись за дело. Они передали в группу «Димы» все сведения, необходимые для организации покушения на палача, – систему охраны особняка, время смены караулов, распорядок дня фашистского гауляйтера. Остановились на таком варианте: Елена должна пронести в особняк мину с часовым механизмом и подложить ее в постель Кубе. В боевом плане предусматривалось, как вывезти Елену и ее родственников в партизанскую зону.

...Елена положила мину в сумочку и ушла к себе домой. Наутро мина должна была совершить последний свой путь от квартиры Мазаник до особняка фашистского палача.

Если гестаповцы обнаружат у Мазаник мину на подходе к особняку, то покушение на Кубе едва ли будет возможно. Враг усилит бдительность и не подпустит партизан к своему шефу.

Елена еще издалека заметила часового, стоящего у входа в особняк. «Спокойнее, спокойнее», – беззвучно шептала она, чувствуя, как холодный пот выступал на всем теле. Она старалась идти как можно свободнее, мурлыча себе под нос веселую немецкую песенку. Солдат узнал ее и заулыбался. Она улыбкой поприветствовала его и легко проскочила через проходную.

– Извините, фрау, – вежливо остановил он ее. – Разрешите заглянуть в вашу сумочку. Служба такая, извините –

– Ах, пожалуйста. – засмеялась Елена и приоткрыла сумку. – Вот батистовый платочек, духи... Подарить вам платочек? Нет, не могу. Он предназначен для генеральши. Вам же я завтра принесу не хуже этого. Ваша фрау будет довольна моим подарком. – И она быстро закрыла сумку, вошла во двор особняка, а там вскоре мина была доставлена в дом.

Мина должна была взорваться в полночь. «Генеральный комиссар Белорутении» обычно в двенадцатом часу ночи готовился ко сну. До этого времени нужно было обязательно проникнуть в его спальню и подложить мину. Елена долго выжидала удобного момента. Наконец, когда коридор, ведущий к спальне, опустел, она шмыгнула в комнату и приложила магнитный заряд к пружинам кровати.

Мазаник спустилась на первый этаж и была взволнована так, что заметила жена Кубе, которая удивленно спросила:

– Что с тобой?

– Зубы болят, – нашлась Елена. – Мочи нет! Разрешите сходить к врачу... Вырвать надо...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены