Нечаянный дебют

Б Любимов| опубликовано в номере №484, июль 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Вы знаете роль Луиса? Весь текст наизусть? Очень хорошо! Вы даже не представляете себе, как это хорошо...

Заведующий труппой был в восторге. Положение, в самом деле, критическое. До открытия занавеса осталось немногим более часа, а исполнитель одной ив центральных ролей в «Даме-невидимке», которого ждали к спектаклю из командировки, задержался.

- Вы будете сегодня играть Луиса, Анатолий, вы! - ещё раз подтвердил заведующий и побежал по закулисным коридорам, весьма довольный находкой.

Молодой актёр Анатолий Мягкий хотел отказаться: ведь он ни разу ни с кем не репетировал ни одной сцены. Но возражать было уже некогда. В артистической уборной толпились костюмеры, парикмахеры. Времени до начала оставалось только-только, чтобы восстановить в памяти вдруг вылетевший из головы текст.

Очень страшно играть без репетиций. Очень. Но были в жизни более сложные ситуации...

...В памяти промелькнула переправа через приток Немана - реку Вилия. Это было в первые дни войны, когда немцы стремительно наступали на Литву. Осколок снаряда раздробил правую часть таза. Боец Анатолий Мягких остался лежать в «устал. За ним должны были придти санитары, но немцы отрезали все пути связи.

Ночью, ползком, тяжело раненый, добрался он до сарая в каком-то покинутом хуторе и зарылся в сено. На рассвете стал перевязывать раны. Звон ведра и немецкая речь во дворе заставили его затаить дыхание. В сарай вошёл гитлеровец, начал умываться. Одно неосторожное движение - и всё погибло. Но до чего силен инстинкт самосохранения у человека! Ни одного стона не издал он, когда хотелось кричать от нестерпимой боли.

Потом вспомнился госпиталь святого Якова в Вильнюсе, захваченном немцами. Санчасть тюрьмы, где вповалку на полу лежали тяжело раненые советские военнопленные. Вши, тиф, голод. Три раза в неделю буханка хлеба на семь человек, пять граммов жиров и кусок тухлой конины. Из семи тысяч человек осталось в живых только тысяча триста.

Мысль о побеге не оставляет ни на минуту. Лучше смерть в неравной схватке, чем жизнь в плену. Но как бежать? Лагерь окружён высоким забором, опутанным в четыре ряда колючей проволокой. На сторожевых вышках часовые с пулемётами.

В семь часов вечера сменяется караул. Взять разве в руки котелок и пройти смело, с независимым видом на улицу через калитку - ходят же какие-то люди на территорию лагеря за кипятком? Окликнет часовой? Ну, что ж! Можно ответить что-нибудь по-немецки.

Вышел из калитки благополучно, бросился бежать. Где-то застрочил пулемёт, но вскоре затих. И вот, опираясь на палку, бредёт по грязи и снегу по виленскому шоссе одинокий путник в ватной кацавейке и опорках. За три ночи - днём прятался в канавах - сто семнадцать километров...

...На него надевают костюм, парик. Фраза за фразой оживает текст. И вот он уже испанский гранд.

Нечаянный дебют прошёл настолько удачно, что роль Луиса оставили за молодым исполнителем...

С детства Анатолий мечтал стать актёром. Ещё плохо выговаривая звуки, он читал стихи Маршака. Девятилетним мальчиком играл на школьном вечере, посвященном Дню птиц, Гришку-хулигана, который из рогатки подбивает скворцов. Учеником старших классов изображал на школьной сцене и в студии Дворца пионеров Хлестакова, Самозванца, читал монологи Незнамова, играл Владимира Дубровского, Лгуна в комедии Гольдони. Будущее определилось - театр!

Но монологи Дубровского и остроумные реплики Лгуна временно пришлось сменить на боевую команду, а бутафорскую рапиру - на ручной пулемёт. Вместе со своими друзьями пошёл Анатолий Мягких защищать Родину...

Польские партизаны в Ошманях сообщил» бежавшему из пшена пулемётчику, что под Молодечно действуют русские партизаны. Они блестяще провели крупную операцию: разгромили немецкий гарнизон в местечке Городок. В партизанском отряде он нашёл своё место.

С обрезом за поясом и гранатами в кармане отправился Анатолий с двумя десятками ребят из партизанской бригады имени Чкалова на первое задание - подорвать миной эшелон с автомашинами и боеприпасами.

Взлетел на воздух состав. Под ударами гранат превратилась в щепки теплушка с охраной, состоявшей из пятидесяти двух солдат и офицеров. Таков был результат этой операции.

Командир отделения разведки, а затем начальник разведки бригады, Анатолий Мягких редко вспоминал о своей мечте. Трудно было думать о театре, месяцами не вылезая из седла. Он носился по тылам врага, взрывая магнитными минами эшелоны с горючим, организуя диверсионные группы среди местного населения. И лишь в редкие часы отдыха, у костра, возле штаба бригады, в лесной тиши, читал любимые стихотворения Пушкина, Маяковского.

А когда победа была достигнута ценой больших жертв и усилий советских людей, партизан пошёл на сцену.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены