Градус перестройки

С Гехт| опубликовано в номере №172, ноябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 1931 г. необходимо направить на предприятия 1 300 000 квалифицированных рабочих. Комсомол в течение ряда лет боролся со старым оппортунистическим руководством ВЦСПС и Наркомтруда, отстаивая принципы социалистической подготовки кадров через ФЗУ. Но несмотря на решение XVI партсъезда, указавшего, что ФЗУ является основной формой подготовки рабочих кадров, некоторые хозяйственники и органы труда недооценивают роли ФЗУ. Этим объясняется и стремление в некоторых случаях сократить цифры набора в ФЗУ за счет «Краткосрочной» подготовки рабочих, и медленный темп строительства новых школ и т. д. С этими оппортунистическими тенденциями комсомол боролся и будет бороться.

Перед зимним набором в ФЗУ стоят огромные трудности, которые комсомолу и органам труда необходимо преодолеть. Отсутствие безработных подростков на биржах труда - главная опасность, угрожающая невыполнению контрольных цифр набора. Основными источниками покрытия недостатка подростков являются детдома и бедняцко-батрацкая молодежь деревни. Кроме того, необходимо использовать опыт ленинградских органов труда, проводивших контрактацию подростков (родственников рабочих), находящихся вне Ленинграда. Особое внимание следует уделить улучшению охраны труда подростков, профотбору, оздоровительной работе среди учащихся ФЗУ и молодых рабочих. На этих участках комсомолу придется много поработат.

I

В Москве против Центральной биржи труда строится дом. Кто из москвичей не знает этого злополучного дома в Рахмановском переулке? Он был едва ли не первым новым (строящимся) зданием в Москве. До сих пор он незакончен. История проста: тут была несчастная ошибка строителя. Когда уже было возведено несколько этажей, а было это много лет тому назад, оказалось, что внизу течет речка Неглинка, что фундамент не укреплен подходяще к этому и что дому грозит обвал. Постройка застряла.

Дом стоял многие годы. Чернели леса. Дерном забвения зарастала фанерная обшивка и темный тепляк со своими маленькими средневековыми оконцами начинал походить на старинный склеп, вроде кавказских долменов. Вокруг этого дома обрастала железом и бетоном Москва. Не стало пустыря, где не был бы вырыт котлован и не водружена была бы мачта для подъема кирпичей и балок. Раздвигались окраины, перекраивались ампирные особнячки; с них срывались карнизы, колонны, выступы - все, что мешало солнцу; сдирались крыши, чтобы налепить еще несколько этажей. Москва росла вокруг этого унылого долмена в Рахмановском переулке. И только в этом году, когда строительные организации совершенно осатанели и не стали пропускать в Москве ни одной плешинки, чтобы не посадить на ней этакой городской клумбы, сплетенной из арматуры, опалубки и бетона, только теперь стало совершенно невозможным существование этого долмена. Неглинка была прощупана до дна, рассчитаны были устои и железные балки обезвредили гнилые воды этой тайной московской реки. Дом скоро будет закончен. Сейчас я вспомнил о нем неспроста, не только потому, что он стоит против биржи труда, а я про биржу рассказываю. Есть две причины.

Первая причина: если закинуть голову, то на самом верхнем пролете можно увидеть грех женщин. Они ползают по стальным сплетениям гнезд, выказывая узкие столбики. Иногда они вытаскивают из карманов чертежи: все правильно, нет опасности, что придется развязывать эти железные гнезда. Все они - домашние работницы. Когда им дали адреса квартир, нуждающихся в домашних работницах, они все отвернулись.

- Не желаю, - ответила первая.

- Не желаю, - ответила вторая. - Не желаю, - ответила третья.

- Чего же вы хотите? - спросила их биржа.

- На производство, - одинаково ответили все три.

Это привело к тому, что секция домашних работниц... впрочем не надо забегать вперед.

Вторая причина нашей заинтересованности бывшим долменом на Рахмановском следующая: на заборе, подле караулки, у самого входа на постройку висит, словно герб над фронтоном, плакат:

Здесь нужны чернорабочие. Прием без биржи труда!

Плакат свежий, ветер не успел еще обтрепать его краев, солнце не успело еще обесцветить его чернил. Плакат висит против самой биржи труда. При желании работники биржи могут читать его из своих окон целый день.

Прохожий пройдет мимо бывшего долмена, задержится у караулки, прочтет плакат. Потом он обернется и увидит биржу.

- Да, - скажет прохожий, - страна нуждается в рабочей силе.

К сведению историка.

II

В 1930 г. страна остро нуждалась в рабочей силе. Жадные строительства съели почти без остатка все запасы городских бирж труда. Впопыхах создавалась свежая, еще не бывшая до того в обороте рабочая сила, и та проглатывалась вышеупомянутыми жадными строительствами. Глухие степи и горы, для которых еще в 1929 г. и кузнец был случайностью и редкостью, стали жрать тысячи и десятки тысяч слесарей, токарей, клепальщиков, конопатчиков, арматурщиков, столяров, бухгалтеров и многих других специалистов. Стоило вооруженному квалификацией человеку выйти на дорогу труда, как за него хватались и главки, и строи, и комбинаты. В 1930 г. бои за социализм были столь горячи, что ими - боями - зацеплялась и невооруженная сила. Сроки были коротки, дела было много, и человек часто вооружался в самом бою.

И все же на биржах труда были какие - то остатки. Как, остатки? В 1930 г.?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены