Что тревожит комсомольское сердце

опубликовано в номере №767, май 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

В жарком труде переплавляются души, освобождается сознание от черт, унижающих и оскорбляющих человека.

г. Днепропетровск.

Когда молчит совесть

Станислав Осипов, начальник Зачепиловского участка нефтедобычи

С волнением прочитал я в «Смене» статью «Дружили три товарища...» О многом заставила она задуматься. Своими размышлениями и хочу поделиться.

Работаю я на Полтавщине в нефтепромысловом управлении «Радченково» начальником участка. Люблю свою специальность, которой овладел в Львовском политехническом институте. Немало трудностей осталось позади. Вес мы (во всяком случае, так казалось) хотели начать трудовой путь с рабочих должностей, чтобы глубоко, практически овладеть профессией, которой решили посвятить жизнь.

Первое время после окончания института я работал непосредственно в управлении инженером по строительству и на этой работе, по существу, окончил второй вуз. Начальник строительно - монтажного цеха Богаевский по - отечески помог: научил составлять смету, проекты жилых зданий; под его руководством я проектировал газификацию поселка Гоголево. Получая назначение на участок, я чувствовал себя уже увереннее...

С азов начинал и мой друг Петро Сидор. Институт направил его в Миргородскую контору разведочного бурения. Был он и помощником и дублером бурильщика, за год многому научился. Вырос и в производственном отношении и в культурном. Много читал. Сейчас Петро выдвинут на самостоятельную инженерскую должность. За него душа радуется.

Недавно пришлось мне на короткий срок съездить во Львов. Там, к стыду моему, я узнал, что некоторые из наших товарищей нечестно отнеслись к своему долгу. Вот, например, Роман Хомяков. Его послали в Калужскую контору бурения. На первых порах назначили помощником бурильщика. То ли обиделся Роман на столь «негромкое» начало, то ли увидал не слишком блестящие для себя перспективы, но удрал из маленького городка. Я говорю «удрал», потому что это было настоящим дезертирством, хотя его увольнение получило «законное» оформление: он уехал, получив бумажку, состряпанную, с канцелярской точки зрения, правильно. И вот нефтяник Хомяков устраивается инженером на... мебельную фабрику. Однако древесины - то Роман не изучал. И больно делается за него. Ведь он был активным комсомольцем в институте.

На одном курсе со мной учился и Фроим Шильман. Мы были хорошими приятелями. После окончания института Шильмана послали в Ромны, в контору бурения. На том участке, где он работал, жулики расхитили часть буровых труб и оборудования, за которые он отвечал. Шильман не был причастен к этому преступлению (впоследствии виновников хищения нашли и сурово наказали), но испугался, что его могут привлечь к ответственности, и решил «на всякий случай» уйти с работы, отказавшись от родной специальности, изучению которой отдал не месяц и даже не год, а целых пять лет.

Кем же, вы думаете, устроился Шильман? Именно «устроился». Бригадиром монтажников на Львовском мясокомбинате.

- Печеночкой могу лакомиться теперь хоть каждый день, - сказал он с легкой улыбкой при встрече.

Не понравилась мне его улыбка. «Мало, брат, тебе надобно», - подумал я.

Ему бы на простор, в степь, на буровую. Жена, и та не одобряет, пытается уговорить оставить мясокомбинат, поехать на нефтяные разработки.

Пишу эти строки, и тяжело на душе. Называю твою фамилию, Фроим, лишь с целью помочь тебе осознать твою ошибку. Не понимай меня превратно. Я от тебя, от былой дружбы нашей не отказываюсь, но сейчас, когда все мы должны стремиться жить и трудиться по - коммунистически, твое поведение считаю недостойным.

Моя жена, Галина Винниченко, студентка 5-го курса Львовского мединститута. Ей еще год учиться, следовательно, нам быть в разлуке. Однако, когда я в прошлом году получил назначение в Полтавскую область, Галя сказала: «Надо ехать? Езжай!» Да и как иначе могла бы ответить мужу комсомолка?

Живет она в общежитии. Сейчас - в больнице после родов. Дочурку Лидочку так и не повидал (карантин в больнице). И не хочу утаить правды: защемило сердце. «А не попытаться ли остаться во Львове? Товарищи помогут устроиться, без работы не останусь», - мелькнуло в голове. Но тут же отбросил подлую мыслишку. Поступи так, потом совесть замучает. Сделай один неправильный шаг, за ним последуют другие. «Принцип коммунистического труда, - говорит в журнале «Смена» старый мастер Семочкин, - не терпит никакой фальши. Сфальшивите в малом - сфальшивите и в большом!» Золотые слова!

Нет, никогда не уйду от дела, которое считаю кровным, родным.

с. Малый Кобылячок, Ново-Санжарского района Полтавской области.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о жизни и деятельности Екатерины Романовны Дашковой, о непростой судьбе великого ученого,  названного «совестью нации», Дмитрия Сергеевича Лихачева, о творчестве  автора пророческих строк «Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!..» Павле Иванове, о знаменитом писателе, чье 90-летие будет отмечаться 8 октября,  Юлиане Семенове, много лет являвшимся постоянным автором нашего журнала, в котором, кстати, и прошла первая публикация,  известной повести «Майор Вихрь»,  окончание детектива Андрея Дышева «Бухта дьявола» и многое д

Виджет Архива Смены

в этом номере

Что такое память?

Из письма в редакцию

Как я стал филателистом

Юмористический рассказ