Асы разведки

Владимир Ярошинский| опубликовано в номере №862, апрель 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Теперь они не уйдут от нас,— сказал он Моделю, когда за бутылкой доброго мозельского вина они обсуждали ход следствия.

— Из чего вы заключаете, что фирма «Пьер Лярюсс и сыновья» имеет отношение к делу Дюпона? — спросил Модель.

— Сейчас я вам это объясню,— сказал Ваут.— Мы установили, что Дюпон часто выезжал в Париж. Радиограммы, передаваемые в Париж со станции в Моуленбеек, сообщают сроки свиданий «Кента» с «Жильбером». Эти даты совпадают с датами выездов Дюпона в Париж. Кроме того, парижские станции передают своему Центру в Советском Союзе сведения относительно Атлантического вала и расположения немецких войск на территории Франции. Информациями подобного рода мог располагать только человек, поддерживающий отношения с нашими властями в оккупированной Франции и пользующийся их полным доверием. Если Дюпон поддерживал контакты с фирмой «Пьер Лярюсс и сыновья» в Париже, то весьма возможно, что «Жильбер» является служащим этой фирмы.

Мейер согласился с выводами Ваута. Предстояло установить наблюдение за этой фирмой и одновременно втайне продолжать в Париже пеленгование подпольных радиостанций.

По поручению самого Канариса Бентивеньи потребовал как можно скорее закончить операцию против советской разведывательной сети. Положение на Восточном фронте обострялось. Продвижение группы армий «Юг» было задержано русскими на линии Волги. В этом районе шли тяжелые бои. Советские части то и дело переходили в яростные контратаки.

Модель и Ваут возвратились в Берлин. Следствие в Брюсселе оказалось все-таки менее плодотворным, чем они ожидали.

Однако и полученных данных было достаточно, чтобы начать расследование по делу «Карро». В радиограммах советских передатчиков упоминались, кроме того, псевдонимы «Петере», «Зауэр», «Иоахим», «Адъюнкт», но офицерам абвера и чиновникам гестапо никак не удавалось выяснить, какие же именно люди крылись под этими псевдонимами.

Следствие по делу «Карро» было поручено гестапо. Оберштурмбан-фюрер Гопф проводил расследование с типично немецкой педантичностью, не торопясь и не давая сбить себя с истинного пути разными предположениями, которые выдвигали его сотрудники. На основании материалов абвера Гопф установил, что «Карро» должен занимать высокое положение в каком-то военном учреждении. Из содержания донесений следовало, что этим учреждением может быть либо верховное командование вермахта, либо министерство авиации, либо комитет по делам стратегического сырья и военной экономики, который с 1939 года существовал при верховном командовании вермахта.

Чиновники гестапо, подчиненные Гопфа, вели в этих учреждениях тайные расследования, пытаясь узнать, кто мог располагать материалами подобного содержания, составляющими государственную тайну. Следствие продолжалось три месяца и наконец принесло неожиданно удачные результаты. Документы того же содержания, что и донесения, подписанные «Карро», могли находиться только в ведении нескольких определенных людей.

Установив этот факт, Гопф распорядился, чтобы ему доставили подробные личные дела этих лиц. В их числе оказались три генерала, один полковник, два капитана и один майор.

Проанализировав их дела, Гопф просмотрел персональные карточки службы безопасности и пришел к выводу, что виновником был капитан, служивший в комитете по делам стратегического сырья.

В недавнем прошлом этот человек придерживался крайне левых взглядов, и его считали врагом нацистской идеологии. После 1934 года он перестал принимать участие в политической жизни и, как это можно было заключить из разных доносов и секретных материалов, начал даже симпатизировать гитлеровскому движению.

Но Гопф знал теперь: это была только игра! Наблюдения, которые велись по приказу Гопфа чиновниками гестапо, подтвердили предположение оберштурмбанфюрера.

Настоящая фамилия «Карро» была Шультц-Боусон. Капитана арестовали. Его пытали, но он ни в чем не сознался. Оберштурмбанфю-рер Гопф был совершенно бессилен перед молчаливой враждебностью и ненавистью этого человека.

— Так мы никогда не закончим это дело,— сказал Гопф в отчаянии Моделю.— Мы будем вылущивать отдельные зерна, но никогда к нам в руки не попадет вся шишка.

Модель знал склонность Гопфа ко всякого рода сравнениям, хотя они не всегда ему удавались. Разгром советской разведывательной сети опять остановился на мертвой точке.

Операции «я Призрак»

Наступило 25 сентября 1942 года.

В этот день «Жильбер» несколько ранее обычного закончил работу в фирме и удалился в свой секретный кабинет. Он чувствовал, что над всей организацией нависла большая опасность. Информации, полученные из Берлина от особо законспирированного агента, подтверждали, что гестапо и абвер приступили к решающей акции против организации «Жильбера». Да и другие вести из Берлина были неутешительными. Гестапо арестовало «Карро» и нескольких его сотрудников. И хотя они ни в чем не сознались, материалы следствия были переданы военному суду, председателем которого был полковник военно-воздушных сил Роэлендер. Через.несколько дней должны были вынести приговор по их делу. У «Жильбера» не было сомнений, что его верные друзья будут казнены, и ничего, теперь уже решительно ничего, нельзя было предпринять для их освобождения.

А организация должна работать, невзирая ни на какие опасности, до полной победы над гитлеризмом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены