Войди и удивись

Генрих Игитян| опубликовано в номере №1256, сентябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дети рисовали всегда. Если нет красок, кистей, бумаги, рисовали мелом, углем, прутьями на песке, во все времена, во все эпохи. Мы не можем сказать, что, допустим, в ХIII веке не было талантливых детей, просто не сохранилось (причем ни в одной стране не сохранилось) примеров детского творчества. Айвазовский, кстати, в детстве рисовал углем на стенах...

Маленькие талантливые художники были на всем земном шаре всегда, просто в наше время детям повезло: стали экспонировать, собирать, изучать детское творчество. В нашу эпоху впервые поняли, что изобразительным талантом ребенка можно не только восторгаться, но и надо сделать его всеобщим достоянием.

Детское творчество в каком-то смысле выглядит выигрышнее: в нем больше искренней красоты, меньше назидательности, претенциозности, лженоваторства и конъюнктуры, чем в ином «взрослом» искусстве. Есть ли какая-нибудь еще область творчества, в которой дети могут выразить себя полнее, чем в рисовании? Думается, нет. Почему?

Для того чтобы ребенок написал рассказ или стихотворение и записал его, надо знать буквы и уметь читать! Для того, чтобы он сочинил музыку и сам зафиксировал ее, надо научиться владеть нотой, музыкальной грамотой. Словом, все виды творчества, кроме рисования, требуют времени для приобретения определенных навыков. Иное дело рисование. Рисование наиболее доступное творчество для всех детей.

Дети, как это ни странно, гораздо активнее, чем взрослые: они молниеносно откликаются на все события, которые происходят в мире. Ведь это поистине удивительно: еще ни один художник не успел подумать о космической теме, как буквально весь мир был заполнен детскими рисунками, посвященными космосу.

Мне встречались грустные, более того, трагические мотивы в детских работах. Я видел в Праге выставку детей, творчество которых родилось в гетто. Я видел работы детей, созданные в тяжелых условиях ленинградской блокады. Дети от такой жизни не становились злыми, но они удивлялись злобе взрослых и глубоко, реалистично запечатлевали, кто как мог, это свое удивление: на клочках картона, на кусочках фанеры, углем, огрызком карандаша, на оберточной бумаге. И должен сказать, что эти детские рисунки говорят о времени не меньше, чем, положим, многие большие сюжетные композиции взрослых художников.

К счастью, наши дети видят мир прекрасным – в этом они не только великие оптимисты, но и великие реалисты.

Взрослых художников привлекают живость и непосредственность, с которой дети откликаются на то, что их волнует, и в первую очередь то, как они это делают. Не имея специальных познаний в цветоведении, композиции, рисунке, дети удивительно точно компонуют рисунок, удивительно ощущают гармонию автономии линии и цвета. Мы сталкиваемся с такими решениями, где ребенок сочетает локальные цветовые пятна с глубоким ощущением количественных отношений цвета. В отличие от взрослых в детских работах эклектики никогда не бывает, ибо эклектика – результат неверно переваренной информации. Наплыв информации у взрослых художников приводит их нередко к растерянности. Ребенку это не угрожает. На многие проблемы, возникающие перед взрослыми художниками, дети дают четкий, определенный ответ.

Всемирно известные художники Сикейрос, Гуттузо, Рефрежье, побывавшие в нашей галерее, рассматривали работы детей с восторгом и серьезным пониманием.

Притягательность ребячьих рисунков в том, что любой мотив, вынесенный из жизни, дети превращают в красоту благодаря непосредственности восприятия.

То, что кажется нам у детей нелепым, нередко на самом деле является результатом нарушения обычности, причем не надуманным нарушением, во имя оригинальничанья, претенциозности, как очень часто бывает у взрослых художников, а естественным и логичным самовыражением.

Это взрослые ищут – дети просто находят.

Тот, кто видит детские рисунки время от времени, как правило, только умиляется ими. Умиление – вот все, что он выражает, а при постоянной и серьезной работе с детскими рисунками на смену умилению приходит серьезное чувство, рисунки начинают доставлять глубокую радость, приносят знание.

В детском творчестве, особенно у самых маленьких, момент стихийности является главным. Все в итоге определяется той богатой фантазией и тем чистым видением, которые более значительны, нежели конкретная информация, получаемая ребенком из жизни.

Приведу такой пример. К нам должны были приехать итальянцы: в Армении проводились Дни итальянской культуры. И мы решили сделать сюрприз к их приезду – экспозицию рисунков наших детей об Италии.

Дали тему детям, показали открытки, рассказали – в основном о Венеции – о стране, и произошло чудо, буквально чудо! Дети создали такие сценки, связанные с жизнью итальянского народа, такие пейзажи, что потом, когда мы получили из Рима 250 работ итальянских детей и выставили эти работы (колоссальная выставка!), оказалось, что итальянские мотивы выглядят на рисунках наших детей интереснее, активнее, богаче, смелее, чем на рисунках детей, живущих в Италии. О чем это говорит? Конечно, мы не хотим этим сказать, что дети Армении рисуют талантливее (дети талантливы во всех странах мира одинаково, и везде они рисуют прекрасно!), но это доказывает, что в основе детско-

го творчества лежит воображение. Что больше всего детская творческая активность развивается там, где есть место воображению.

Мы только что говорили о том, что дети первыми стали рисовать на космические темы. Но можно добавить, что сейчас эта тема, кажется, иссякла, вернее, не вызывает у детей такого интереса. Что, детям надоел космос? Конечно, нет. Но появилось столько реалистического изобразительного материала на эту тему, что им стало труднее фантазировать.

Детские работы значительны. Сила детского искусства в лаконичности, сосредоточенности и концентрированности мысли. Именно потому, что ребенок лишен многих комплексов, которыми почти без исключения заражены многие взрослые художники. Каждый ребенок – это организм, который откликается на все, что его окружает, радостно и полнокровно. Информация, полученная взрослым художником, в силу его интеллекта овладевает им гораздо в большей степени, нежели ребенком. Ребенок воспринимает доступную ему сущность жизни и выражает свое отношение к ней в самой непосредственной форме.

Свобода развития ребенка заключается прежде всего в том, чтобы взрослые сумели раскрыть в ребенке задатки, которыми он обладает от природы, всячески способствовали бы его развитию. Ребенок должен постоянно чувствовать внимание взрослых, но оно ни в коем случае не должно быть навязчивым и назойливым. С ребенком необходимо вести себя так, чтобы у него возникала естественная потребность общаться со взрослыми. Ребенок не должен приспосабливаться к взрослым, но и взрослые не должны приспосабливаться к детям. Это должна быть дружба равных.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Своя ноша

Евдокия Сапунова, ткачиха Калининского ордена

Дилижанские встречи

С секретарем Центрального Комитета ЛКСМ Армении Фриком Мкртчяном беседует специальный корреспондент «Смены» Валерий Евсеев