На воздушном шаре в век ракет

В Белоцерковский| опубликовано в номере №815, май 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

- Хотите полететь? - спросили меня в редакции.

- Хочу, - ответил я и спохватился: - А на чем?

- На воздушном шаре.

- На воздушном ша-а-ре? - протянул я недоверчиво.

- Да, на воздушном шаре. - Мой собеседник улыбался, но я чувствовал, что он не шутит.

- А разве они еще летают? Или это для кино?

- В том-то и дело, что летают!

В конце концов я согласился лететь. С опаской, но согласился.

На летное поле Центральной аэрологической обсерватории я приехал в день очередного «выпуска», как называют между собой специалисты старт воздушных шаров. Приехал я туда как наблюдатель присмотреться, побеседовать с людьми.

Летное поле не пришлось долго искать: невдалеке от железнодорожной станции, прямо за крышами поселка, вставал в небо высокий серебристый купол воздушного шара. Он был неожиданно огромен и напоминал гигантское осиное гнездо. Сердце мое при виде его тревожно екнуло, словно мне сейчас на нем лететь, и сразу наполнилось нетерпением: лететь захотелось во что бы то ни стало и как можно быстрее.

Да, воздушный шар производил удивительно серьезное впечатление. В нем было что-то неземное, волнующее. Чувствовалась затаенная мощь, и невольно вспоминались межпланетные корабли из «Аэлиты» или «Борьбы миров» .

Полететь самому мне удалось не скоро. И время до полета я провел в беседах с воздухоплавателями и в чтении специальной литературы, которую они мне давали.

По завершении моего «техминимума» я пришел к парадоксальному на первый взгляд выводу: воздушные шары - это техника не вчерашнего дня и даже не сегодняшнего, это техника будущего.

Попытаюсь это доказать, прежде чем начну рассказ о полете.

В 30-х годах появилась статья известного бельгийского аэронавта Августа Пикара, который первым поднялся на воздушном шаре в стратосферу. «Свободный аэростат - игрушка ветров. Какой цели он служит? Его даже нельзя направлять по желанию. Его место в сарае!» - воспроизводит Пикар в своей статье аргументы скептиков и отвечает: «Но мы, воздухоплаватели, высоко ценим свободный аэростат. Кто обвинил бы швейную машину за то, что она неспособна смолоть кофе? Кто обвинил бы кофейную мельницу за то, что она не может шить?...»

Двигаясь при дрейфе вместе с воздухом, что невозможно сделать ни на самолете, ни на ракете, воздушный шар дает возможность обстоятельно изучить направление и скорость движения воздуха, его влажность, температуру, плотность, электрические и оптические свойства, космическую радиацию, структуру облаков, струйные течения и т. д. Перечень этот продолжает увеличиваться. Воздушный шар можно сравнить с научной станцией на дрейфующей льдине или с мечеными атомами в живом организме. «Придет время, когда аэростат сделается таким же постоянным орудием ученого, каким ныне стал барометр» , - писал Д. И. Менделеев.

Однако к концу 30-х годов нашего века воздухоплавание все же пришло в упадок. Люди отвернулись от него. Почему?

Потому что воздушные шары плохо выполняли свое назначение: они не могли долго дрейфовать, причем время дрейфа быстро уменьшалось с высотой. Так, если на высотах до 3 тысяч метров воздушные шары могли находиться в течение нескольких дней, то, например, на высоте 16 тысяч метров самый совершенный в те годы стратостат «Комсомол» смог продержаться всего лишь два часа!

А ведь высотные полеты неизмеримо важнее для науки, чем полеты над поверхностью земли.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены